das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
Разновекторный диалог: о союзе России и Турции
das_foland
Оригинал взят у friend в Разновекторный диалог: о союзе России и Турции


Серьёзный прогресс в отношениях России и Турции, давший толчок ряду крупных экономических, геополитических и даже военных начинаний, имеет одно фундаментальное препятствие. И это не Сирия.

Теоретически можно представить, что в логике интересов Россия и Турция найдут общий язык по вопросу Сирии. Но в рамках какого ветора движения Россия и Турция будут договариваться по Сирии, по «Турецкому потоку» и по всем остальным насущным вопросам?

У вектора движения России немало общего с курсом, который Турция взяла при Ататюрке.

Турция времен Кемаля Ататюрка, ради вхождения в Европу, отказалась от Османской империи, жестко подавляла ислам и ценой большой крови строила национальное государство.

Россия, ради вхождения в Европу, отказалась от своего мироустроительного проекта, от своей советской империи, от своей мессианской самости, наконец.

Турция поняла, что Европа её кинула и никаких шансов на вступление в ЕС у неё нет.

Россия видит, что Европа её кинула и никаких шансов на вступление в ЕС у неё нет.

В отсутствии шансов на вхождение в Европу, кемалистский проект в Турции теряет свою легитимность – моральное право вести Турция по своему курсу, ибо это курс вхождения Турции в Европу, а такое вхождение невозможно. Кроме того, кемалистский проект без вхождения Турции в ЕС теряет и чисто прикладное значение, создавая всё больше проблем и давая всё меньше возможностей. В конце концов, возникает вопрос: Как и за счет чего светская Турция должна выживать в условиях, когда с юга и востока её подпирает бурлящий исламиский мир (с которым она разрыва ценой большой крови), а во входе в западный светский мир ей отказано? В ответ на этот вопрос автоматичесик начинают дышать два старых турецких проекта:

Османистский – построение нового халифата в лице неоосманской империи.

Османская империя карта Турция Халифат

Пантуранистский (пантюркистский) – построение империи на базе тюркской идентичности (проект «Великий Туран»).



Османская империй и Туран хоть и конкурирующие, но невзаимоотрицающие проекты. Османизм не отрицает тюркского фактора, он просто ставит ислам на первое место (а потом уже пантюркизм). Туран не отрицает ислама, он просто ставит тюрский национализм на первое место (а потом уже ислам). Есть ещё и инерционно доживающая кемалистская Турция, без какого-либо образа турецкого будущего вне ЕС.

Если говорить о персоналиях, то Эрдоган и Гюлен – это османизм. А «Серые волки» – это пантуранизм.

Для нас важно, что и османский, и пантуранистский образ турецкого будущего предусматривает претензии на территорию России. В большей или меньшей степени, но сами эти претензии включаются естественны для данных разновидностей (а других просто нет) неоимперской экспансии Турции.

Сегодня нам есть о чём поговорить с неоосманистской Турцией Эрдогана. Мы не заинтересованы в формировании дуги напряженности от Балтии до Турции по нашей границе. И если из этой дуги можно (временно?) вырвать Турцию, то это надо сделать. Момент для этого подходящий: мы показали свою силу, США и ЕС травят и нас обоих, проблемы Турции достигли критической отметки и им нужно снять с себя хотя бы часть из них. Сейчас мы можем решить ряд тактических вопросов. Но что будет дальше?

Россия не отказывается от курса под названием «Европа: от Лиссабона до Владивостока». А если не отказываемся, значит наш ключевой партнёр по диалогу – это ЕС и неразрывно связанные с ними США.

Турция идёт неосманистским курсом, в коде которого заложены территориальные претензии к России. Их можно притушить, временно снять с повестки дня, но их нельзя отменить. Кроме того, неосманистский курс в обязательном порядке включает в себя глубочайший диалог с США и ЕС, без поддержки которых построить новый халифат крайне проблематично, если не сказать невозможно.

На чём мы можем произвести синтез векторов движения России и Турции, если мы всерьез говорим не о тактических телодвижениях, а о союзе? Турция отказывается от исламистского халифата (место которого что занимает?)? Или Россия исламизируется? Может быть, мы договариваемся о совместном пантуранизме, расширяя его до Калининграда – будем прививать русскому народу тюркскую идентичность (попробуйте для начала хотя бы якутам объяснить, что они «тюрки»)? Мы считаем, что это всё злокачественный бред. А если бред, то где основа для союза?

Вектор движения России и вектор движения Турции на какое-то время оказались совместимы на уровне общих интересов «realpolitik». Как долго продлится эта совместимость, зависит от ряда факторов, где огромное значение имеет позиция США и ЕС, которые могут вступив в глубокий диалог с Турцией и/или Россией резко развенуть ситуацию. Но пока они её не развернули и естественные трения векторов движения наших стран пока не превысили критчиеских отметок. Это время нужно использовать по максимуму, отжав (в хорошем смысле этого слова) из него всё, что только можно. Но далее неизбежно вновь встанет вопрос о разновекторном движении наших стран и на него нужно будет давать ответ.


?

Log in