das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
О пещерах, в которые нам предлагается спрятаться от мира и истории (2)
das_foland
Оригинал взят у teterevv в О пещерах, в которые нам предлагается спрятаться от мира и истории (2)

Я не хочу обвинять о. Андрея и в попперизме и постмодернизме. Но как я должен воспринимать его пассажи о высочайшей духовности современного западного общества, приводимые в качестве антитезы нашей бездуховности, особенно советского периода.

Итак, я перехожу к неприятной части ответа моему товарищу, давшему мне ссылку на интервью с православным протоиереем Андреем Вадимовичем Лоргусом.

Это писать неприятно мне хотя бы потому, что в Светлую Рождественскую седмицу я должен буду заниматься критикой позиции православного батюшки. Трудно сказать, насколько прочитанное мной в приведенной ссылке - является неискаженной позицией отца Андрея. Хотелось бы верить, что нет полного соответствия. И моя критика будет относиться не к самому священнику с его позицией, а к изложенным идеям в неком интервью. Не критиковать я не могу. Потому что изложенное в статье - чистой воды постмодернизм. И понятное дело, постмодернизм - это лютейший враг христианства.

Вчера я писал о Рае и коммунизме, сегодня я вынуждено буду писать об аде и постмодернистском пути в него. Человечество уже стало на этот путь и уже прошло достаточно далеко. И потом пропустить вольный или невольный призыв сделать на этом пути еще один шажок, тем более призыв, исходящий от православного священника, - я не могу.

У меня очень много вопросов к формулировкам. Взять хотя бы заголовок - «Парадоксы Рождества». Я плохо себе представляю, как возможно потребить такое словосочетание в разговоре о тебе бесконечно дорогом и важном. Для этого требуется, как бы, дистанцироваться от этого бесконечно дорогого и важного. Более того, слегка «придушить» в себе такое отношение, как к дорогому и важному. И лишь тогда можно применить к этому некогда бывшему для тебя бесконечно дорогим и важным понятийный аппарат формальной логики. Представьте себе признание в любви  женщине с такой композицией - парадоксы моей любви к тебе. Или к Отечеству. Или еще к чему-то сакрально важному и бесценному.

Я не цепляюсь к словам. Может этот заголовок был «находкой» редакции, а не позицией батюшки. Но все интервью в целом производит удручающее впечатление. О светлом и радостном говориться холодно и скучно. А иногда звучат довольно странные вещи. Например, многократно повторенное о. Андреем заявление об одиночестве пути ко Христу: «в духовной жизни идут в одиночку, поэтому, кстати говоря, это так трудно дается».

Для меня такое заявление - нонсенс. Да, борьбу с грехом в себе каждый ведет самостоятельно. Но! при помощи Церкви, в окружении собратьев по вере. И чем ближе те проходишь по этому пути к Солнцу - Христу, тем ты ближе становишься к другим людям, идущим к тому же Центру по своему лучику. Это не моя картина. Это буквальное изложение схемы великого подвижника и учителя благочестия аввы Дорофея.

Церковь - это что такое? Это единство всех устремившихся к Господу. Ее часто сравнивают с кораблем, переправляющих людей через бурный океан жизни к пристани Спасения. «Там где двое или трое соберутся во имя Мое, там и Я среди них» - эти слова Спасителя призывают нас к чему? В одиночеству и отшельничеству? Нет, наоборот! Спаситель все время призывал своих учеников быть вместе и в самой теснейшей связи - любви.

Батюшка все это знает и, тем не менее, говорит об одиночестве. Отрицая и общежительные монастыри, и дружно живущие приходы, и семью, как малую церковь и т.д. Ниже он развивает эту мысль, говоря уже об абстрактности таких понятий как «народ», «страна», «цивилизация».

«Действительно, из людей складываются роды, племена, народы, цивилизации, но это все-таки некоторая абстракция».

То есть, ничего этого нет, а есть атомы, вынуждено сталкивающиеся друг с другом и терпящие это соседство, потому как еще не успели спрятаться в свои «пещерки». Такая модель очень напоминает Поппера с его «отрытым обществом» и борьбой этого «открытого общества» с «его врагами» - любой формой общественной кооперации, солидарности и более тесными связями. Стоит, наверное, напомнить, что родилась и развивалась эта концепция в пику построения тесных социальных связей в советском обществе. Вернее не в пику, а в испуге от силы советского общества. Еще нацистские психологи отметили, что коллективизм - недооцененный и важнейший фактор силы Красной Армии. И Запад решил свести этот фактор нашей силы на «нет». Для этого и вытащили Поппера из Новой Зеландии в Лондонскую школу экономики и политических наук (LSE) .
Так получается, о. Андрей последовательно развивает в своем интервью именно это чисто политическую, постмодернистскую концепцию, созданную для информационно-психологической войны с Советской (да и постсоветской) Россией. Я сгущаю краски? Ничуть! Вот вам еще один пример применения этого попперизма:

«Кор.: Выходит, история для христианина — это истории отдельных людей? А как же народы, страны, цивилизации? Неужели мы можем о чем-то рассуждать только на уровне суммы движения отдельных личностей?

Ну «сумма» здесь тоже слово неподходящее. Да-да, движение личностей, именно так и есть».

В одной из цикла статьей о Поппере читаю:

«Следующая книга Поппера, еще более пропагандистская и потаенно антигуманная, именовалась «Нищета историцизма». Она была исполнена ненависти ко всем, кто уверен в существовании цели у человечества. К числу этих всех, как мы понимаем, относятся любые религиозные сообщества и направления. Столь же ненавистны для Поппера все, кто верит в существование каких бы то ни было целостностей».

Ну, ведь буквально об одном и том же говорят Поппер и православный священник. Враг любой формы солидарности, в том числе и религиозной и христианский пастырь. Постмодерн чистой воды.

Случайно совпадение? Ничуть.

«Если мы будем рассуждать с точки зрения пользы народов, государств, империй, мы не просто забудем о человеке, он будет нам все время мешать устраивать хорошие державные институты. И мы его уничтожим…
А Рождество Христово открывает каждому человеку ту самую пещеру бытия…»

В пещеру одиночества и обреченности. Одинокий и оторванный от других человек - это предел мечтания Поппера и курировавшего его еще одного антисоветчика, экономиста и философа из той же LSE Фридриха фон Хайека. Допустим, что о. Андрей, чьи предки пострадали во время советских гонений на церковь, солидаризируется с этими антисоветчиками на личных основаниях. Но ведь нельзя не понять, что они наносят свой удар не только по советскому коллективизму, а по любой форме объединении людей вокруг любого идеального начала. То есть и по церкви в том числе. Нельзя не понять, что за такой позицией стоит враг рода человеческого, мечтающий о реализации формы «общежития» по формуле - «человек человеку - волк».

Хотя о. Андрей вроде бы потом отходит от попперизма и начинает справедливо утверждать, что христианство внесло в мировосприятие такое понятие как «стрела времени», чуть ниже он бьет и по этому благому понятию:

«Представление о нашей линейной истории может быть немножко ошибочным, причем «немножко» — в кавычках, потому что, вполне возможно, что реальная история, которая в Боге, идет в противоположном направлении — от конца к началу».

Я понимаю, что согласно христианским представлениям мир обречен на окончательное отпадения от Бога и уничтожение. Правда это никак не отменяет борьбы за максимальное отдаление этого финала, то есть за продление Истории, борьбы протии греха, зла, тьмы за добродетель, добро и свет. Но отчего-то отказ от такой борьбы находит сочувствие у православного батюшки. Это видно и того тона, с которым он говорит о ней:

«— Можно ли построить Царство Божие на земле?... Да, христианство стремится к тому, чтобы жизнь людей на земле была выстроена максимально по-божески, но при этом понимает, что в полной мере это невозможно. Что подлинное Царство Божие будет, но уже на новой земле, после второго пришествия Христова. И здесь действительно есть загадка и, я бы даже сказал, логическое противоречие. С одной стороны, Церковь говорит: люди, устройте жизнь свою по-божьему, а с другой — помните, что до конца вам это не удастся. И никакого выхода из этого нет…».

Я думаю, о. Андрей прекрасно знаком с «Социальной концепцией РПЦ», где в частности сказано «I.4 … спасения рода человеческого, Церковь делает это не только через прямую проповедь, но и через благие дела, направленные на улучшение духовно-нравственного и материального состояния окружающего мира…». Это не единичное высказывание на тему, что христианин обязан бороться со злом в мире, за торжество добра в нем. И если отойти с позиции обреченного поражения врагу (а как можно вообще вести какую-либо борьбу с такой позиции), позиции бессилья добра перед всесильем зла, позиции проигрыша Бога в борьбе со свое создание и творение (да-да! именно так), то отойдя с этой богоборческой позиции, придется согласиться с тем, что мечта Человечества о справедливом обществе, никакая не ересь, а доведенная до логического завершения идея этой борьбы, которая признается церковью за обязанность каждого христианина. Но для постмодерна и Поппера такая борьба - прямая угроза и вызов.

Я не хочу обвинять о. Андрея и в попперизме и постмодернизме. Но как я должен воспринимать его пассажи о высочайшей духовности современного западного общества, приводимые в качестве антитезы нашей бездуховности, особенно советского периода. То есть современные «содом и гоморра», выстраиваемые Западом у себя и путь к ним в ХХ веке - это высочайшая духовность, которой мы должны учиться и подражать, бросив все свои традиционности и т.д. И делать это на фоне отрицания светского гуманизма советского (увы богоборческого) общества, которое в сравнении с тем же «высоко духовным» Западом - это просто бережное сохранение христианских представлений об общественном и общечеловеческих благе и добродетели. Согласившись на такие кульбиты, мы снова имеем чистой воды постмодернизм! Как и с фразой, в которой православный батюшка, пытается выкрутиться из этого своего парадоксального утверждения о «высокодуховном Западе»:

«конечно, секуляризация идет, если подразумевать под ней отказ от церкви, то да, этот процесс везде очень заметен. Но если говорить о секуляризации как об отказе от религии — то нет».

Это очень перекликается с неприятием со стороны священника духа коллективизма общества и общинности церкви, который был продемонстрирован выше. Помню, слышал от другого именитого священника тезис о том, что вера обязательно приводит в церковь. О. Андрей заявляет ровно противоположное. И потому, на его взгляд логично, что секуляризированный Запад с опустевшими храмами и «высокими достижениями» в деле освоения всякого рода мерзостей и извращений - это норма и ориентир. А сохраненные в России традиции коллективизма и общинности - это архаика и тупиковый путь, не дающий нам подняться до вершин «западной духовности», с ее предельной атомизацией общества и разбегания по своим пещеркам.

Что тут можно сказать? Можно только развести руками и недоумевать от сказанного православным священником, сильно перепутавшего политическую борьбу с духовностью и транслирующему своей пастве социально - психологические удары врага по Отечеству и нашей вере.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники



?

Log in