das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
Смерть каждого Человека умаляет и меня
das_foland
Оригинал взят у stepan_pisahov в Смерть каждого Человека умаляет и меня


Эпиграф романа Эрнеста Хемингуэя "По ком звонит колокол", взятый из проповеди священника Джона Донна, кратко дает понять не только о месте человека в обществе (как любят писать в учебниках литературы), но и о том, что же пришло в мир под именем фашизма.

И дело не только в том, что фабула романа строится на фоне гражданской войны в Испании. Главный герой Роберт Джордан сам старается разобраться что же позвало его покинуть уютный быт и вступить в ряды республиканского сопротивления. Сам понимает, что он достаточно чужой окружающим его людям, эта дистанция сохраняется на протяжении всего романа, испанцы называют его Ingles, англичанин, хотя он приехал из Америки.

Во внутреннем диалоге Роберт обращается к образу своего дедушки, героя Гражданской войны в Америке. Он, оберегая внука, не сообщил ему нечто важное, касающееся жизни их обоих, в книгах об этой войне Роберт Джордан не находит ответов, что же пережил дед. Его отец, человек слабый и безвольный, который сам покончил с жизнью, не смог ничего передать юноше.

Многие и многие тысячи людей, таких же как Роберт Джордан, откликнулись на какой-то внутренний зов и отправились в Испанию сражаться с фашизмом, но оказавшись на фронте каждый из них чувствует смутную тревогу от творящегося там бардака и хаоса. Главный герой всё время ищет связи с дедушкой как бы через голову и помимо отца, но не в экзистенциальных метаниях он находит ответы на главные вопросы жизни.

Трудное и опасное задание и окружающие его люди заставляют его стремительно учиться и жить так, что за три дня проходит вся его жизнь. Один из персонажей, сыгравшей одну из главных ролей в романе - цыганка Пилар - учит Роберта распознать нечто, что не имеет вида, но имеет запах - Смерть.

Она сообщает то, что составляет запах смерти: "в него входит и тот запах, который бывает на пароходе, когда шторм и все иллюминаторы закрыты. Понюхай медную ручку задраенного наглухо иллюминатора, когда палуба уходит у тебя из-под ног и в желудке томление и пустота, и вот тогда ты учуешь одну составную часть этого запаха.
- Так вот, после того, что тебе велено было сделать на пароходе, сойди рано утром вниз, к Толедскому мосту в Мадриде, и остановись около matadero (бойни). Стой там на мостовой, мокрой от тумана, который наползает с Мансанареса, и дожидайся старух, что ходят до рассвета пить кровь убитой скотины. Выйдет такая старуха из matadero, кутаясь в шаль, и лицо у нее будет серое, глаза пустые, а на подбородке и на скулах торчит пучками старческая поросль, точно на проросшей горошине, — не щетина, а белесые ростки на омертвелой, восковой коже. И ты, Ingles, обними ее покрепче, прижми к себе и поцелуй в губы, и тогда ты узнаешь вторую составную часть этого запаха.
— Поцелуй старуху, Ingles, — сказала Пилар. — Поцелуй для собственной науки, а потом, когда в ноздрях у тебя будет стоять этот запах, вернись в город, и как увидишь мусорный ящик с выброшенными увядшими цветами, заройся в него лицом поглубже и вдохни всей грудью, так, чтобы запах гниющих стеблей смешался с теми запахами, которые уже сидят у тебя в носоглотке.
— Дальше нужно еще вот что, — продолжала Пилар. — Чтобы день был осенний, с дождем или с туманом, или чтобы это было ранней зимой. И вот в такой день погуляй по городу, пройдись по Калье-де-Салюд, когда там убирают casas de putas (публичные дома) и опоражнивают помойные ведра в сточные канавы, и как только сладковатый запах бесплодных усилий любви вместе с запахом мыльной воды и окурков коснется твоих ноздрей, сверни к Ботаническому саду, где по ночам те женщины, которые уже не могут работать в домах, делают свое дело у железных ворот парка, и у железной решетки, и на тротуаре. Вот тут, в тени деревьев, у железной ограды они проделывают все то, что от них потребует мужчина, начиная с самого простого за плату в десять сентимо и кончая тем великим, ценой в одну песету, ради чего мы вообще живем на свете. И там, на засохшей клумбе, которую еще не успели перекопать и засеять, на ее мягкой земле, куда более мягкой, чем тротуар, ты найдешь брошенный мешок, и от него будет пахнуть сырой землей, увядшими цветами и всем тем, что делалось на нем ночью. Этот мешок соединит в себе все — запах земли, и сухих стеблей, и гнилых лепестков, и тот запах, который сопутствует и смерти и рождению человека. Закутай себе голову этим мешком и попробуй дышать сквозь него.
— Нет.
— Да, — сказала Пилар. — Закутай себе голову этим мешком и попробуй дышать сквозь него. Вздохни поглубже, и тогда, если все прежние запахи еще остались при тебе, ты услышишь тот запах близкой смерти, который все мы знаем".


Смерть еще до расставания с жизнью поражает предыдущего подрывника Кашкина, и если Кашкин сопротивляется ей до конца, то генерал Андре Марти сам становится источником разрушения и разложения, но в силу своего политического положения, его никто не решается отстранить от руководства. Не чуя этого запаха, люди не понимают откуда грозит им смерть. Но когда она подступает к ним, люди прибегают к молитве Богородице Пресвятой Деве Марии ибо кто как не она является для них носителем Жизни и ее защитницей и ощущают странную двойственность своего положения от того, что им запрещают призывать Её.

Испанское движение сопротивления проиграло войну, но позволило миру ощутить, что такое фашизм и научило различать его запах смерти. Этот вызов понял и принял русский народ и встал на борьбу с фашизмом. Казалось бы, что такая прививка от фашизма не может быть изглажена из народной памяти, но события на Украине последних лет говорят о том, что способность учуять запах оказалась практически полностью утрачена и восстановить её в одночасье не представляется возможным.



?

Log in