das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
Иезуитская казуистика Билли Гейтса
das_foland
Оригинал взят у maximillienr в Иезуитская казуистика Билли Гейтса


На днях известный миллиардер и один из богатейших людей планеты Билл Гейтс дал интервью издательству Quartz, в котором высказал идею о возможности обложения роботов налогами.

Сегодня в массовом производстве ускоренными темпами нарастает роботизация, роль человека сначала вытесняется из сферы чисто механических операций (например, складской работы), а в некоторых отраслях – и из творческой сферы. Гейтс предложил замедлить этот процесс путем обложения роботов налогами, идентичными тем, которыми облагается труд человека. Мол, это ударит по карману капитала и сдержит скорость внедрения роботов на производстве. Вырученные же с налогов средства согласно мысли миллиардера, должны пойти на помощь старикам, инвалидам и детям с особенностями развития.


Роботизированный складской комплекс

На первый взгляд посыл гуманистический. Мол, предприниматель задумался о судьбах бедных стариков, детишек и миллионов людей, которые могут лишиться работы из-за того, что их заменят бездушные машины (т.н. технологическая безработица). Многие так и восприняли эту мысль Гейтса.

Однако миллиардер стал миллиардером не из-за своего обостренного человеколюбия или тонкого этического склада характера. Напомню, что не далее как в 2010-м году, тот же самый Гейтс, выступая на TED2010 Conference сетовал, что население Земли прирастает слишком быстро, и его необходимо контролировать путем т.н. «планирования семьи» (это та система, благодаря которой население Европы растет главным образом благодаря миграции из Африки и Ближнего Востока, если в двух словах), разработки новых вакцин и т.п., что позволило бы сдержать рост числа людей на планете. При этом компания достаточно широко представлена в странах т.н. «третьего мира», которые она самым нещадным образом эксплуатирует. Не лишним указать будет и то, что в составе Microsoft существует профсоюз, объединяющий представителей ЛГБТ сообщества – что вообще весьма странно для профсоюза.

Гейтс подходит к вопросу с поистине иезуитской логикой. Но для того, чтобы ее понять, надо слегка разобраться в предмете, о котором он говорит.

Выгодность механизации труда для капиталиста стала очевидна еще в 19-м веке. Машина, в отличие от человека, неприхотлива. Она не будет жаловаться на плохие условия труда, на слабость освещения, на усталость; она не будет требовать повышения заработной платы и выплате пособий семье, в случае своей гибели; и уж точно машины не выйдут бастовать у ворот завода. Машина либо работает, если в нее инвестируют деньги и поддерживают в хорошем состоянии, либо – не работает. Уже тогда механизация производства вызывала у интеллектуалов серьезную озабоченность, а у простых рабочих – подчас ярость, так что Гейтс тут вовсе не пионер. Уже в первой четверти 19 века в Англии, например, развилось движение луддитов, выступавших против внедрения машин в ткацком производстве, приводившего к вышеупомянутой технологической безработице. Поскольку луддиты часто умышленно ломали машины, они запомнились в истории, главным образом этим.


Луддиты громят машины на производстве.


Однако, как отмечал уже в 70-е годы крупный американский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт в своей книге «Экономические теории и цели общества» (1973 г), рыночная экономическая система 19-го века была не в состоянии в силу самой своей природы осуществить массовое вытеснение рабочих машинами. Это действительно так. Ведь даже самая совершенная машина требует если не ручного управления, то контроля со стороны рабочего. В этом смысле механизация даже шла на руку рабочим – они становились все образованней.


Джон Кеннет Гэлбрейт (1908-2006)

Однако с развитием компьютеризации эта перспектива стала вполне возможна. Робот, машина, в самом деле становится, а много где уже и стал, не дополнением к человеку, а его заменой.
Это поднимает целый ряд фундаментальных для будущего человечества вопросов. Какова будет роль человека в производственном процессе в обозримом будущем? Какова будет роль труда в деятельности человека? Ведь именно труд являлся непосредственным двигателем человеческой цивилизации вперед до сих пор. Наконец, если столько трудящихся не нужно, поскольку все производство ляжет на плечи роботов, зачем нужен такой трудящийся? Чем будут заниматься миллионы тех людей, которые уже имеют профессии в тех областях, где их заменяют роботы?
И вот Гейтс выдвигает идею, что якобы обложение роботов теми же трудовыми налогами, что и людей, якобы замедлит процессы роботизации. Но это же просто смешно! Сколь бы профессионален не был человек, в массовом производстве машина всегда быстрее, точнее, эффективней, работоспособней, четче. Даже если робота обложить социальным налогом и например чем-то вроде НДФЛа, объем выработки, который он осуществляет, выше не на 20-30 налоговых процентов, как у человека, а в разы, в десятки и сотни раз. Наложение на робота налогового бремени по-существу просто сделает робота дороже на эти 20-30%, которые будут равномерно «размазаны» на великое множество произведенных изделий. Рост цены которых так же равномерно ляжет на конечного потребителя. В возможности крупных корпораций, которые имеют громадные возможности для формирования спроса, такой несущественный ценовой рост вообще не составит проблем. Для мелких фирм рассмотрение роботизации вообще довольно условно.

Итак, штука вовсе не в экономике. Разговоры о том, что обложение роботов трудовыми налогами якобы замедлит роботизацию, которой подвержены в первую очередь, крупные корпорации, которые размажут это налоговое бремя по своему многомиллионному «консьюмериату», могут сгодиться только для людей, вовсе не знакомых с экономикой на производстве.

В чем же истинный смысл такого предложения Гейтса? Вероятно, многие читатели уже давно догадались.

Ведь что такое налоги, которыми облагают рабочих, социальные и подоходные отчисления? Это, по-существу плата рабочих за их участие в обществе. Если взять, к примеру, наш ЕСН – это отчисления в пользу будущего права пользоваться бесплатно страховым и медицинским обеспечением. В США это Social Security Tax и Medicare Tax, входящие в налог Federal Insurance Contribution Act (FICA) Withholding. Эти отчисления платит работник. Работодатель является только оператором налога, т.е. берет на себя труд перечислять этот налог в казну. Налог рассчитывается из зарплаты, а не поверх зарплаты, и падает полностью на работника. Рассуждения некоторых предпринимателей, что это их тяжелое бремя, напоминают стенания Шейлока о том, что меньший процент по кредиту, которым он вгоняет заемщика в нищету – это невероятный расход.

Гейтс, прикрываясь разговором о том, что роботы, якобы, замещают собой трудящихся, исподволь сам подсовывает конкретный механизм их замещения: облагая роботов наравне с людьми налогом на труд, за их участие в общественной жизни, он приравнивает робота к человеку! Фактически Гейтс ставит знак равенства между человеком, как творческой личностью, для которого труд – это возвышающий процесс, часть самореализации, и который с этого труда отчисляет процент в общественные фонды, с механизмом, который также должен будет «отчислять в общественные фонды» часть процента со своего «труда». То есть, по крайней мере в этой части, робот делается частью общества!

Кто-то скажет, что я рисую картину антиутопии? Ой ли! В 2015-м году в Японии разработали робота, который выполняет не только трудовые, но и социальные функции – может веселить детей, помогать старикам, утешать и даже обниматься. Первая партия робота Pepper была раскуплена за минуту. 1000 экземпляров, каждый из которых стоит $1,8 тыс. долларов (+ $8 тыс. долл. – двухгодичное ПО).


Робот Pepper делает "селфи" с восторженным потребителем

А теперь Гейтс выступает с предложением обложить роботов налогами на труд. Т.е. помимо того, что на них уже возложена часть человеческих функций, он предлагает возложить на робота обязанность платить налог, из которого в человеческом обществе проистекает право на социальную защиту.

Однако при любом темпе роботизации возникает второй, крайне важный вопрос: куда сбывать образующуюся огромную товарную массу. Которая, в случае роботизации производства, лишь вырастает? Очевидно, что на эти цели направлено повсеместное воспитание из человека – потребителей, послушного и охочего до новинок «консьюмериата». Вышеупомянутый Гэлбрейт писал об этом еще в 70-е годы, когда процесс не был столь очевиден. Теперь же его видит каждый.
Таким образом, осуществляется заход с двух сторон: с одной стороны – роботизация производства, отчуждение человека от труда, включение машины в «общество»; с другой – воспитание из второй части общества таких же машин, но не производящих, а потребляющих. Для тех же, кто потребить не в состоянии – те самые страны Третьего Мира – для них Гейтс предлагает программы регулирования рождаемости. Конечно же из «благих» побуждений: меньшее число детей проще содержать, и больше средств остается на «консьюмеризм» - потребительскую гонку.

И не Гейтса я стремлюсь в своем тексте демонизировать. Гейтсу хватило смелости произнести (или глупости ляпнуть) то, о чем все его племя волков в овечьих шкурах задумывается еще со времен становления Римского клуба и первых рассуждений об Устойчивом развитии.

Вопрос стоит таким образом: что противопоставить этой угрожающей тенденции, которую гейтсы лишь оседлывают и направляют?




?

Log in

No account? Create an account