das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
Доклад Виноградовой Л.Н. на парламентских слушаниях в Совете Федерации
das_foland
Оригинал взят у tachkasmedom в Доклад Виноградовой Л.Н. на парламентских слушаниях в Совете Федерации

"Уточнение норм, позволяющих на практике изымать ребёнка из семьи"

Доклад на парламентских слушаниях в Совете Федерации на тему «Обсуждение законопроекта о пересмотре положений Семейного кодекса Российской Федерации, связанных с отобранием ребенка» 3 марта 2017 года.

Часть 1.

В Российской Федерации сложилась практика разлучения родителей и детей не только на основании судебного решения о лишении граждан родительских прав или ограничении родительских прав, но и внесудебная практика,  основанная на избыточно применяемых мерах и неправомерном вмешательстве в семью.

На сегодняшний день процедура отобрания ребёнка в соответствии со ст. 77 Семейного кодекса РФ не предусматривает в первоочередном порядке получение судебного решения, что фактически противоречит ст. 9 Конвенции ООН о правах ребёнка, принятой резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года:

«Государства-участники обеспечивают, чтобы ребёнок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребёнка».

Ребёнок страдает незаслуженно не только от действий родителя, послуживших основанием для его отобрания, но и от разлуки со вторым родителем, не заслуживающим обвинений в чём-либо по отношению к ребёнку, с другими кровными родственниками; от замены постоянного места жительства на непривычную среду детского учреждения или чужой семьи.

Таким образом, наказанным становится не виновный родитель, или не только виновный родитель, но в большей мере – потерпевший ребёнок.

В статье 77 Семейного кодекса Российской Федерации указано, что

«…при непосредственной угрозе жизни ребёнка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребёнка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится…».

Заложенное в норме усмотрение исполнителя («вправе») направлено на применение дифференциации при выборе способов защиты ребёнка. Однако на практике закон трактуется однобоко, и все возможные варианты угроз ставятся в вину родителю (законному представителю), без должной оценки происходящего, без обращения к нормам российского законодательства, регламентирующим порядок действия должностных лиц при разнообразных ситуациях.

            При буквальном толковании данной нормы можно сделать вывод, что ребёнка можно отобрать у родителя (законного представителя) даже при том условии, когда он не является источником угрозы для своего ребёнка, после чего приступить к процедуре лишения родителя родительских прав. Между тем, угроза жизни и здоровью ребёнка может исходить не только от виновного или невиновного поведения законного представителя, но и от третьих лиц, совершивших преступление; от природных катаклизмов; техногенной катастрофы; тяжёлого заболевания ребёнка, приобретённого не из-за халатности врачей или ненадлежащего ухода за ребёнком.

            Правовая неопределённость, заложенная в конструкцию данной нормы, позволяет сотрудникам органов опеки и попечительства произвольно, по своему усмотрению трактовать закон и превышать служебные полномочия.

Фактически данная норма должна быть признана неконституционной, поскольку «Неопределённость содержания правовой нормы препятствует её единообразному пониманию, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести к нарушению принципов равенства и верховенства закона; поэтому самого по себе нарушения требования определённости правовой нормы, влекущего её произвольное толкование правоприменителем, достаточно для признания такой нормы не соответствующей Конституции РФ» (постановления Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2004 года № 7-П, от 20 декабря 2011 года № 29-П, от 2 июня 2015 г. № 12-П  и др.)».

Вместе с тем, непосредственные угрозы могут возникнуть в жизни детей, поэтому для их защиты следует обращаться не к статье 77 Семейного кодекса РФ, а к другому действующему законодательству.

1)                    При угрозе, исходящей от родителя, совершившего уголовно-наказуемое деяние в отношении несовершеннолетнего:

а) к Федеральному закону от 07.02.2011 N 3-ФЗ (ред. от 03.07.2016, с изм. от 19.12.2016) "О полиции";

б) к  Федеральному  закону от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства".

Среди оснований для лишения граждан родительских прав в статье 69 Семейного кодекса РФ перечислены случаи, когда они:

«…жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность;

совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей, другого родителя детей, супруга, в том числе не являющегося родителем детей, либо против жизни или здоровья иного члена семьи…».

Вместе с тем, до того момента, пока по делу не вынесен  обвинительный приговор, лицо считается невиновным, согласно ст. 49 Конституции Российской Федерации.

Следовательно, у суда до вынесения приговора по уголовному делу, не может быть оснований для лишения гражданина родительских прав или ограничения его прав. Таким образом, нет законных оснований и для отобрания ребёнка из семьи, с учётом того, что ст. 77 СК РФ не соответствует Конституции РФ и не должна исполняться.

В таком случае необходимо обратиться к Федеральному закону от 07.02.2011 N 3-ФЗ (ред. от 03.07.2016, с изм. от 19.12.2016) "О полиции", одним из основных направлений деятельности которой, согласно п.11 ст. 2 является «государственная защита потерпевших, свидетелей, а также других защищаемых лиц». Полиция обязана прибывать незамедлительно на место совершения преступления, место происшествия, пресекать противоправные деяния, устранять угрозы безопасности граждан (п. 2, ч.1, ст.12), оказывать первую помощь лицам, пострадавшим от преступлений, а также лицам, находящимся в беспомощном состоянии либо в состоянии, опасном для их жизни и здоровья, если специализированная помощь не может быть получена ими своевременно или отсутствует (п.3), осуществлять в соответствии с федеральным законом  государственную защиту потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, а также других защищаемых лиц (п.28)».

 Среди перечисленных в ст. 12 ФЗ «О полиции» обязанностей нет обязанности по отобранию ребёнка из семьи, разлучению его с родителями вопреки их желанию.

Согласно ч.2 ст. 12 «Иные обязанности могут быть возложены на полицию только путём внесения изменений в настоящий Федеральный закон».

Нет таких обязанностей и в Приказе МВД России от 15.10.2013 N 845 "Об утверждении Инструкции по организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел Российской Федерации".

1. Полиции для выполнения возложенных на неё  обязанностей (ст. 13) предоставляются следующие права:

13) доставлять граждан, то есть осуществлять их принудительное препровождение, в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции, в помещение муниципального органа, в иное служебное помещение в целях решения вопроса…защиты гражданина от непосредственной угрозы его жизни и здоровью в случае, если он не способен позаботиться о себе либо если опасности невозможно избежать иным способом, (то есть, при устранении опасности ребёнок должен быть возвращён родителям или законным представителям, не виновным в уголовно-наказуемом деянии).

30) применять на условиях и в порядке, предусмотренных федеральным законом, меры государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, а также других защищаемых лиц.

Меры государственной защиты не предусматривают разлучение ребёнка с его кровными родственниками, не совершавшими уголовно наказуемых деяний.

        Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" подробно регламентирует действия должностных лиц, ответственных за безопасность участников уголовного процесса. Устанавливает:

(ст.1)«Государственная защита потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства - осуществление предусмотренных настоящим Федеральным законом мер безопасности, направленных на защиту их жизни, здоровья и (или) имущества (далее - меры безопасности), а также мер социальной поддержки указанных лиц (далее - меры социальной поддержки) в связи с их участием в уголовном судопроизводстве уполномоченными на то государственными органами.».

Государственной защите в соответствии со ст. 2 настоящего Федерального закона подлежат, в том числе, «следующие участники уголовного судопроизводства:

1) потерпевший; 2) свидетель; 3) частный обвинитель;…

7) законные представители, представители потерпевшего.».

Таким образом, при применении мер государственной защиты к несовершеннолетнему потерпевшему или свидетелю такие же меры могут быть приняты и к его законному представителю, как свидетелю преступления, то есть, нет необходимости разлучать ребёнка с его вторым родителем или другим родственником, или законным представителем.

«2. Меры государственной защиты могут быть также применены до возбуждения уголовного дела в отношении заявителя, очевидца или жертвы преступления либо иных лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступления».

То есть, при обнаружении признаков преступления, совершаемого или совершённого в отношении несовершеннолетнего, работник полиции вправе до возбуждения уголовного дела принять меры безопасности для защиты его жизни и здоровья.

«3. Государственной защите также подлежат установленные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации близкие родственники, родственники и близкие лица, противоправное посягательство на которых оказывается в целях воздействия на лиц, указанных в частях 1 и 2 статьи 2.

5. Меры государственной защиты в отношении защищаемых лиц могут быть применены после постановления приговора, вынесения постановления об освобождении лица от уголовной ответственности или наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера».

Статья 3. Органы, обеспечивающие государственную защиту

«1. Органами, обеспечивающими государственную защиту, являются:

1) органы, принимающие решение об осуществлении государственной защиты;

2) органы, осуществляющие меры безопасности;

3) органы, осуществляющие меры социальной поддержки.

2. Решение об осуществлении государственной защиты принимают суд (судья), начальник органа дознания, руководитель следственного органа или следователь с согласия руководителя следственного органа, в производстве которых находится заявление (сообщение) о преступлении либо уголовное дело...

4. Меры безопасности в отношении защищаемых лиц по уголовным делам, находящимся в производстве суда (судьи) или Следственного комитета Российской Федерации, осуществляются по решению суда (судьи), руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации или следователя с согласия руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации органами внутренних дел Российской Федерации, органами федеральной службы безопасности, таможенными органами Российской Федерации, расположенными по месту нахождения защищаемого лица. …

7. Меры социальной поддержки осуществляют органы, уполномоченные Правительством Российской Федерации.».

Виноградова Л.Н.



?

Log in

No account? Create an account