das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
Рецепт национального покаяния от Преображенского братства
das_foland
Оригинал взят у burevestn1k в Рецепт национального покаяния от Преображенского братства



В 2017 году Преображенское братство развивает бурную активность по борьбу с памятью о советском прошлом России. Я уже рассказывал про различные мероприятия, которое проводят активисты братства. Безусловно, одним из основных мероприятий, запланированным в этом году, является акция национального покаяния. Чтобы получить представление о том, что это такое, я изучил материалы пресс-конференции «Акция национального покаяния “Имеющие надежду”».

Конференция проходила в ИА Интерфакс 19 апреля. В конференции приняли участие:

  • Георгий Кочетков – основатель Преображенского братства, ректор Свято-Филаретовского православно-христианского института;

  • Дмитрий Гассак - председатель Преображенского братства;

  • Андрей Васенёв – член братства, главный редактор медиапроекта Стол, один из инициаторов антисоветского флешмоба #НамНужноРасстаться;

  • Андрей Смирнов – режиссер, тесть Анатолия Чубайса;

  • Олег Щербачев – предводитель Российского и Московского дворянского собрания.

Если не жаль времени, можете посмотреть видео конференции, чтобы оценить по достоинству риторику этого "коллективного Сванидзе". Я перечислю несколько наиболее важных с моей точки зрения моментов.

1. Организаторы конференции не скупились на негативные эпитеты в адрес советского прошлого.

Андрей Смирнов:
«Мы носим в себе раковую опухоль, которая возникла в 1917 году. Террористический режим, который занялся террором с первых своих шагов (красный террор был объявлен на всю страну). Это режим, который начал с террора повсеместного, и это до сих пор не осознано нацией. Этот режим оставался террористическим по сути своей все 74 года своего правления».

2. Конкретных претензий, фактов, обоснований негативного отношения к советскому прошлому практически не приводилось. Могу привести лишь одно заявление по этому поводу:

Дмитрий Гасак:
«За пол века к кончине Сталина Россия по оценкам историков потеряла 50 миллионов людей, которые погибли насильственной смертью».

Цифры у историков разные. Чтобы получить 50 миллионов насильственных смертей историк должен намешать в кучу потери в Гражданской войне, потери солдат и мирного населения в Великой отечественной, потери от голода и эпидемий и т.д. Все оценки он должен брать по максимуму. Поскольку смерть от голода не считается насильственной, он должен заявить, что голод в Поволжье, голод 30-х и послевоенный голод были искусственными... В общем, надо сделать очень много натяжек, чтобы, во-первых, озвучивать подобные цифры, а во-вторых попрекать ими большевиков, возлагая на них исключительную вину за погибших в Гражданской войне, за голод, за убитых и замученных фашистами и т.д.

Кого и к чему обязывают озвученные цифры Гасак не сказал.

3. С точки зрения организаторов конференции СССР является воплощением мирового зла, но дискуссии на эту тему едва ли входят в их планы. Почему? Потому, что им прекрасно известно о том, что общество в большинстве своем их антисоветских взглядов не разделяет. Если это обстоятельство вскроется, то возникнет резонный вопрос: на каком основании акция носит название «национального» покаяния.

4. Чтобы подобных неудобных вопросов не возникало, организаторы заходят с другого бока. Акция покаяния названо «национальным» не потому, что россияне согласны считать ее таковой (их согласия никто не спрашивает). Просто кто эту инициативу поддержит – тот и будет "нацией". Изящно, не правда ли?

Андрей Смирнов:
«То, что каких-то твердых оснований надеяться на успех нашей акции, на всенародный отклик, мне кажется, нет повода. Но тем важнее эту акцию провести, постараться вовлечь в нее как можно больше народу, не думая о практических плодах, которые мы сможем достичь».

Дмитрий Гасак:
«Обращаемся ко всем с живой совестью, живым сердцем, имея ответственность за происходящее, за происшедшее, с тем, чтобы принести покаяние перед историей, перед людьми, перед Господом Богом за то, что было совершено в нашей стране».

Олег Щербачев:
«Вы прекрасно понимаете, что народа с 1917 уже нет. Есть люди, которые, все-таки, ощущают себя русскими, частью той нации, которая была до 1917 года, ощущают то государство, которое было разрушено - своей родиной, своей духовной родиной. Именно к ним в первую очередь мы обращаем свой призыв... Такой общности, как народ мы, наверное, еще не скоро достигнем...»

Как вам это нравится? Выходит, они прекрасно понимают, что народный отклик на их инициативу будет слабым. Поэтому, с одной стороны, они обесценивают русский народ вместе с его достаточно позитивным мнением об СССР. С другой стороны говорится – нет народа, но есть русская нация - люди, у которых имеется совесть, живое сердце, которые ощущают ответственность за страну. Так, путем нехитрых махинаций, «антинародную» акцию можно превратить в «национальную».

5. Люди, которые гордятся советским прошлым, с уважением относятся к советским героям, идеалам и ценностям, противопоставляются некоему «совестливому» меньшинству. Соответственно, все, кто не согласен каяться за Советский Союз оказываются людьми бессовестными, бессердечными и безответственными. Но и это еще не все.

Андрей Смирнов:
«Террористическая суть этого [советского] режима проявлялась как во внутреннем режиме, так и во внешних отношениях. Этот факт до сих пор нами не осознан…Для того, чтобы вскрыть эту раковую опухоль необходимо назвать вещи своими именами... В акции покаяния сделать первый шаг осознания того психологического наследия, которое каждый из нас носит в себе».

Дмитрий Гасак:
«Главный нерв акции связан с потерей способности различать добро и зло».

Услышьте, что говорит Смирнов. Он говорит, что сознание российских граждан поражено «раковой опухолью». Вы все  - тяжело больные люди, даже если сами этого не понимаете. У вас тяжелое психологическое наследие. Вам невозможно помочь без хирургического вмешательства - в ваше сознание.

Вы думаете, что они навязывают вам акцию покаяния? Что вы, что вы. Они спасают вас от опасного заболевания. «Доктор» Смирнов поставил вам диагноз и прописал лечение. Покаяние – только первый шаг. Это лишь вскрытие опухоли. Но ее же недостаточно вскрыть, правда? Ее надо удалить, иначе зачем вскрывать? Не бойтесь, опытные хирурги человеческих душ вскроют ваше сознание, вынут из него добрые чувства и воспоминания об СССР, и вложат внутрь "правильные" ценности. И тогда у вас уже не будет проблемы с тем, чтобы различать, где добро, а где зло.

6. Вы думаете, что подобная остервенелая антисоветчина создает в обществе раскол? Не бойтесь, организаторы акции все предусмотрели.

Георгий Кочетков :
«Сто лет назад начались разделения как между людьми, так и внутри каждого человека, которые требуют примирения. Покаяние это самый классический общечеловеческий путь. Он не сводится только к церковному литургическому действию. Он всегда духовный. Поэтому, покаяние всегда объединяет. Внутри человека происходит объединение. Между людьми возникает доверие, которое было подорвано 100 лет назад».

Рецепт общественного примирения "красных" и "белых" от Георгия Кочеткова: покайтесь, дайте согласие на проведение операции по десоветизации своего сознания. Когда в сознании людей не останется ничего советского, повод для розни исчезнет, и общество объединится.

Кочетков лукаво умалчивает лишь об одном: подобное примирение возможно только при полной безоговорочной капитуляции "красных", которой, разумеется, не будет. А раз этого не будет, значит акция национального покаяния будет наращивать рознь. Впрочем, организаторов это нисколько не смущает.

Андрей Смирнов:
«Бояться разделения нации в акции Покаяния не стоит».

7. Вопрос о том, кто и за что должен каяться пояснил предводитель дворянского собрания.

Олег Щербачев:
«В катастрофе 1917 года, а этом была именно катастрофа национальная русская катастрофа, не было невиновных. Кто делом, кто бездействием, кто словом, кто молчанием, кто помышлением, а кто бездумностью или просто безумие участвовал в этом преступлении. Слава Богу наш святейший патриарх недавно назвал события 17-го года великим преступлением. Дворянство, естественно, не исключение. Только сваливать вину на дворянство неправильно. А что, не было виновато духовенство? А что, не был виноват простой народ, крестьяне, которые потом жгли иконы и громили церкви? Надо увидеть это, увидеть в себе тех самых дедов и прадедов, которые принимали участие в этом... Каяться, безусловно, есть за что.
А люди, которые жили в течении 74 лет, они никогда не совершали того, в чем можно каяться? Может, есть такие святые люди, но, уверен, 99% были другие. Мы были комсомольцы, соучастники советского режима. Самое главное, мы до сих пор не до конца используем свои силы в борьбе с этим советским монстром. Если мы посмотрим в себя и спросим – мы все сделали для того, чтобы избавиться от этой раковой опухоли?
Покаяние за другого тем проще, очевиднее и органичнее, чем этот человек ощущает с другим свою духовную или даже правовую связь. Церковь не задает вопрос, может ли она покаяться за какие-либо неправильные несправедливые действия в отношении того, что было в средневековье. Папа Римский кается. Потому что это единый богочеловеческий организм, он не менялся двух тысяч лет. Это одно целое.
Есть понятие рода, и если человек ощущает род, как некую органическую, не только духовную, но и природную сущность, он действительно может и вправе каяться за своих дедов и прадедов».

(Если будете смотреть видео, обратите внимание на выражение лица Щербачева, когда он говорит о том, что вся страна виновата, и все должны каяться. Одному мне кажется, что он едва сдерживает усмешку?)

Итак, виноваты все – умершие и живущие, «палачи» и «жертвы». Умершие виноваты, что поддерживали «режим» или плохо с ним воевали. Живущие виноваты в том, что недостаточно активно борются с «советским монстром». Покаяться должны все – за себя и своих предков. Даже если предки не считали бы себя виноватыми, и оскорбились бы на подобное предложение.

Идею взять на себя ответственность и покаяться за других активно поддерживает основатель Преображенского братства:

Георгий Кочетков :
«Люди, которые меньше причастны к этому злу, только косвенно виноваты, больше способны к покаянию. Потому что они сохранили свое человеческое достоинство, свою честь. Они сохранили себя, как люди, которые действительно готовы брать на себя ответственность. Не только за себя, не только за свое, не только за своих».

8. Полагаю, слова священника Георгия Кочеткова вызовут серьезные вопросы у части православных граждан. Не только патриарх, но и многие представители духовенства говорят о том, что каяться за чужие грехи недопустимо.



Но такие «мелочи» Кочеткова и его последователей не смущают.

Георгий Кочетков :
«Реакция [церкви на акцию покаяния] была. Вначале, когда мы только начали акцию, сразу выступили некоторые большие церковные начальники, которые стали ссылаться только на малую часть традиций, забыв, почему-то, все остальное. На то, что покаяние может быть только индивидуальным, и не нужно нам никаких акций. Но я уверен, что те люди, которые это делали, они это делали или не очень добросовестно, или это было как-то не совсем изнутри (их позиция).
Святейший патриарх говорил и давал оценки, и некоторые высшие иерархи давали оценки лично Сталину вполне нелицеприятные. Поэтому надежда всегда есть. Более того, я уверен, что так оно и будет. Потому что нельзя остаться без покаяния, ну просто нельзя, если мы хотим какого-то будущего для нашей страны. В том числе для нашей церкви. Иначе не будет ничего. Если мы хотим, чтобы что-то было, покаяние в той или иной форме должно быть принесено пред Богом за все бесчисленные грехи, преступления, которые были совершены в сталинское время... Уверен, найдутся в церкви люди, которые это исполнят. Которые возьмут на себя смелость , мужество. Нужно преодолеть страх, испортить отношения с какими-то государственными чиновниками... Церковь должна сказать свое слово, настоящее церковное слово, которое пока не произнесено. Идеально было бы, если бы акцию национального покаяния возглавил святейший патриарх. Если бы он мог сказать об этом, все было бы совершено, и на этом можно было бы поставить точку. Или, допустим, президент страны. Но пока, в ближайшее время, к концу года это, боюсь, не произойдет»...
Народ должен отчиститься. Индивидуализировать этот процесс невозможно , это отступление от христианства.

Кочеткова утверждает, что были некие прецеденты коллективных покаяний. Насколько его доводы убедительны пусть разбирается РПЦ. Я лишь фиксирую, что по вопросу национального покаяния Преображенское братство выступает с позиций, которые идут вразрез с позицией церковных иерархов. Это значит, что они не могут позиционировать себя, как православные граждане в этом вопросе. Борьба за «национальное покаяние» это их частная инициатива.

9. Поддерживает ли государство инициативу национального покаяния? По словам организаторов, в меньшей степени, чем им бы этого хотелось. Режиссер Смирнов выразил надежду, что оно подключится, а предводитель дворянского собрания начал жаловаться: государство, дескать, могло бы подсобить с декоммунизацией символики.
А то попробовали переименовать Войковскую станцию метро , но не вышло. Помешал «референдум с поддельными результатами». Попробовали повесить в Петербурге «единственную малую досточку в честь адмирала Колчака» - так и ту сняли по решению суда, объявив Колчака военным преступником.

Щербачев напрасно прибедняется – есть и другие доски Колчаку. Пока... Жалобы сего господина, как у них не срослось с Войковской и Колчаком доставили удовольствие.

10. А что же случится, если с покаянием не выгорит?

Георгий Кочетков :
«Нельзя остаться без покаяния, ну просто нельзя, если мы хотим какого-то будущего для нашей страны. В том числе для нашей церкви. Иначе не будет ничего».
Дмитрий Гасак:
«То с чем мы имеем дело (я имею ввиду столетие истории, которую мы сейчас отмечаем) это, все-таки, вещь беспрецедентная в истории. И покаяние, я думаю, вещь беспрецедентная. Мы такого не знали в истории. Почему такой острый вопрос? Потому что если мы это время пропустим, если мы? в конце концов? не покаемся, то все, можно считать, что на каких-то важнейших вещах, которые связаны с русским народом, с русской культурой, с русской историей и т.д. нужно поставить будет крест. История пойдет дальше».

Что ж, хоть в чем-то я склонен согласиться с руководством Преображенского братства. «Господа», ваша инициатива изначально провальная. Когда она провалится не будет ничего. В смысле, ничего особенного не произойдет. История пойдет дальше. Я думаю, истории намного легче было бы двигаться вперед, если бы она сбросила с себя балласт подобных идиотских инициатив.

P.S. По поводу «покаяний» товарищ скинул прекрасное стихотворение поэтессы Юнны Мориц, которым я завершаю статью.



Дух покаянья
Дух покаянья – не пресмыкается,
Не развлекается злобой дня.
Вас не просили за русских каяться:
Дух покаянья – не вонь вранья!

Ваши концерты, кривлянья, вопли –
Кто дрессирует за русских каяться?
Дух покаянья – не ваши сопли,
Дух покаянья – не пресмыкается!

Дух покаянья – не грязь лица.
Дух покаянья – Чистая Сила.
Русские каются в храме Творца, –
Каяться вас не просила Россия!

Писем потоки ко мне стекаются,
Русские письма со всей планеты,
Письма о том, что за русских каются
Русофобы – злобесием перегреты!

Дух покаянья – не та гастроль,
Где публика развлекается,
Когда проклинает Россию тролль
И за Россию кается!

Дух покаянья – не грязь лица,
Дух покаянья – Чистая Сила,
Русские каются в храме Творца, –
Пишет планеты моей Россия!

Русские каются не на потребу,
Русские каются не для утробы,
Каются Божьему свету и небу, –
Не проклиная вас, русофобы.



?

Log in

No account? Create an account