das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
"Дайте руку! Вот грудная клетка" - Маяковский и любовь в христианском смысле
das_foland
Оригинал взят у booffon в "Дайте руку! Вот грудная клетка" - Маяковский и любовь в христианском смысле
20 мая 2017 года мне посчастливилось побывать на моноспектакле Владимирского академического театра - "Дайте руку! Вот грудная клетка", посвященном Маяковскому в постановке Владимира Кузнецова и исполнении Николая Горохова. Проходил спектакль в Новошахтинском Муниципальном Драматическом Театре, в рамках международного фестиваля «Поговорим о любви».
Честно говоря, прочитав афишу, которая обещала, что нам покажут «лирического Маяковского» - я испугался. Уже не раз и не два пытались из Маяковского изобразить лирика. Обычно это делалось так: оставляем стихи о женщинах, «реквием на флейте» и «Послушайте!»; выкидываем все его стихи, посвященные борьбе, Революции, Ленину, пролетариату, актуальной политической обстановке; добавляем к этому «авторское лирическое» исполнение и… получаем удручающее зрелище. То есть, может, для кого-то и интересное, но не имеющее никакого отношения к настоящему Маяковскому. Чтобы было понятно, о чем я говорю, в качестве примера приведу концерт «Песняров» 1988 года.
                              

Особенно тревожно это звучало в контексте темы фестиваля: ведь как понимают любовь его организаторы – мне изначально было не понятно. Однако во время просмотра всё стало на свои места.

Во-первых, актеру Николаю Горохову удалось сделать фактически невозможное: пройти между Сциллой кондово-монументального исполнения (тон которому, что греха таить, задал сам Маяковский) и Харибдой «оригинального взгляда», когда Маяковского не остаётся совсем. Горохов не пытается копировать Маяковского ни в исполнении, ни во внешности. Нет шаблонных атрибутов «пролетарского поэта»: кепки, сигары, рук в карманах. Нет статичности, нет тяжеловесности, нет перманентного агрессивного ора. Но нет и постмодернистской эпатажности, нет лирического мямлянья, нет копания в грязном белье. Горохов как будто примерил душу Маяковского, и вверил ей бразды правления над своим актерским мастерством. А мастерство у него высочайшее. Энергетика исполнителя не отпускает до самого конца. Каждый шаг, каждое движение, каждое слово прочувствованно и наделено смыслом.

Во-вторых, весь спектакль написан словами Маяковского: стихами и автобиографией. И это не эклектика, не попурри – у спектакля есть завязка, кульминация и развязка. Да, были моменты, когда одни и те же слова повторялись с разной интонацией – не с той, которую изначально вкладывал поэт. И можно соглашаться с таким прочтением, можно не соглашаться, но, вне зависимости от этого, сложно не восхититься целостностью полученной картины. И никуда не делся Маяковский-революционер, Маяковский-патриот, Маяковский-лирик, Маяковский-футурист, Маяковский-агитатор. Огонь, которым горел великий поэт, говорит сам за себя. Тут и «Разговор с товарищем Лениным», и «Облако в Штанах», и «Вам», и «Александр Сергеевич, разрешите представиться. Маяковский». Уверен, зритель найдет для себя немало сюрпризов в том, как это подано.

В-третьих - декорации. Как мне показалось, это не реализм и не футуризм – это символизм. Но символизм лаконичный, органичный и живой. Авторы не пытались повторить быт 20-х годов – все символы можно встретить и сейчас, будь то майка с надписью: «СССР», георгиевская лента или строительная каска. Что, кстати, очень в духе Маяковского, который будущее воспринимал как настоящее. Помните? «Я сам расскажу о времени и о себе». И если авторы «о времени» почти ничего не рассказали, то об отношении Маяковского ко времени – почти всё. Каждый элемент одежды, каждый предмет на сцене не случаен и не статичен. Николай Горохов виртуозно переключается от стула, к скрипке и агитационному плакату.

Когда спектакль закончился, по традиции фестиваля состоялся диалог со зрителями, в котором выяснилось много интересного. Например, о том, что Николай Горохов православный человек, и патриот, который ненавидит постмодернистские тенденции в столичных театрах и видит спасение только в театрах провинциальных.
Дали высказаться и зрителям. Зрители старшего поколения вспоминали о том, что из школы они помнят только «монументального», «официального», «плакатного» Маяковского и иные качества поэта для них были открытием.
Молодые (в первую очередь – девушки) были в полном восторге о том, что наконец услышали Маяковского на понятном для себя языке: языке обнаженного сердца.

Была поднята тема, версии о насильственной смерти Маяковского (Напоминаю, официально он застрелился в 1930 году). Выяснилось, что организаторы фестиваля, и Горохов придерживаются этой версии. Свои пять копеек вставил и я, упомянув, что для нас – поколения 90-х – Маяковский был почти что запрещенным писателем, как и всё, что связано с советской эпохой. А когда все-таки приходилось о Маяковском говорить – его пытались от советской эпохи оторвать, в том числе и через раздувания темы убийства поэта (видимо, лично Сталиным).

Например, в нашей школе мы проходили только «Послушайте!» и «реквием». Стоит ли удивляться, что большей части он остался непонятен? Да можно ли делить любовь Маяковского на части? Его любовь была всеобъемлющей, неделимой, цельной! Он любил всё: женщин, Революцию, Время, Историю, Будущее, Страну, Народ, Пролетариат. И ненавидел, всё, что мешало этому жить! «Всяческую мертвечину».

Разговор закончился совершенно неожиданным для темы спектакля поздравлением от Горохова по поводу Пасхи и фразой «Христос Воскресе». И подумалось, - а где ещё можно послушать Маяковского в исполнении глубоко православного человека? И лично я благодарен Николаю Анатольевичу Горохову, что ему удалось любовь Маяковского – любовь в высшем, христианском смысле – показать. А организаторам фестиваля – за то, что удалось об этой любви поговорить.

В общем, если у кого-то будет возможность сходить на этот моноспектакль Владимирского академического театра – не упускайте её. Это того стоит!

P. S. Фотографии взяты из группы Новошахтинского Театра: https://vk.com/wall-26519202_2041


?

Log in

No account? Create an account