das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
Читаем А. Кожева: Четыре «элементарных» типа власти
das_foland
Оригинал взят у nkfedor в Читаем А. Кожева: Четыре «элементарных» типа власти


Продолжим знакомиться с работой Александра Кожева «Понятие власти» — в рамках обсуждаемой нами темы «Власть. Господство. Доминирование». Он утверждает следующее:

Можно различить четыре типа Власти (простых, чистых или элементарных).

a) Власть Отца (либо родителей вообще) над Ребенком. (Варианты: Власть, проистекающая из значительного различия в возрасте – власть старых над молодыми; Власть традиции и тех, кто ее придерживается; Власть мертвых – завещание; Власть «Творца» над творением и т.п.)

Примечание относительно Власти мертвых. Вообще говоря, у человека больше Власти после смерти, чем при жизни: завещание обладает большей Властью, чем отданное живым распоряжение; обещание более значимо после смерти того, кому оно было дано; указаниям умершего отца более послушны, чем его указаниям при жизни и т.д. Причина этого заключается в том, что против умершего невозможна никакая реакция. Так что он, по определению, располагает Властью. Но эта невозможность реакции закрепляет за Властью умершего божественный (священный) характер; у него нет ни малейшего риска в осуществлении Власти. Отсюда проистекает как сила, так и слабость этой власти. Иными словами, это – разновидность божественной власти.

b) Власть Господина над Рабом (Варианты: Власть Дворянина над Простолюдином; Власть Военного над Штатским; Власть Мужчины над Женщиной; Власть Победителя над Побежденным и т.д.)

Примечание о Власти Победителя. Само собой разумеется, чтобы располагать Властью, Победитель должен быть признан таковым Побежденным, т.е. Побежденный должен «признать» свое поражение. Ср. немецкий лозунг «im Felde unbesiegt», который уничтожал рождавшуюся Власть победителей 1918 г.: последние не могли вырвать «признание» своей победы, а потому не имели никакой Власти и вынуждены были опираться на силу – с известными результатами.

с) Власть Вождя (dux, Duce, Fuerer, leader и т.д.) над Толпой. Варианты: Власть вышестоящего (директора, офицера и т.п.) над Нижестоящим (служащим, солдатом и т.п.); Власть Учителя над Учеником; Власть Ученого, Техника и т.д.; Власть Прорицателя, Пророка и т.д.

Примечание о Власти офицера. Является примером смешанной Власти. Помимо присущей ему Власти Вождя над солдатами, он располагает властью Господина над гражданскими лицами: по отношению к солдатам она обладает также Властью Отца; наконец, он воплощает также Власть Судьи, к которой мы сейчас обратимся.

d) Власть Судьи. Варианты: Власть Арбитра, Власть Контролера, Цензора и т.д.; Власть Исповедника; Власть справедливого или честного человека и т.д.

Примечание о Власти Исповедника. Она также является хорошим примером смешанной Власти: помимо Власти Судьи, Исповедник располагает Властью Вождя (равно как и Отца) в качестве «духовника»; но у него отсутствует Власть Господина.

Примечание о Власти справедливого Человека. Представляет собой самый чистый случай Власти Судьи, поскольку Судья как таковой обладает, помимо своей спонтанной Власти Судьи, еще и выводимой из него Власти должностного лица.

Итак, мы имеем четыре «чистых» типа Власти. Мы видели, что можно также различать четыре несводимых друг к другу теории Власти. Это подталкивает нас к предположению, что каждая из этих четырех теорий, авторы которых считали таковые теориями Власти вообще, в действительности были теориями одного из четырех указанных типа.

Посмотрим, так ли это. Мы имеем следующие теории (в хронологическом порядке):

– Платона
– Аристотеля
– схоластов (теологическая теория)
– Гегеля.

Начнем с последней.

Гегелевская теория имеет форму теории отношения между Господином и Рабом. Кажется, Гегель видел в ней общую теорию Власти и считал все прочие формы Власти выводимыми из Власти Господина над Рабом. Во всяком случае, он не разрабатывал иной теории Власти.

Гегелевская теория (философски весьма разработанная) целиком передает второй «чистый» тип Власти из нами указанных. (Подробно эта теория рассматривается мною в статье «Автономия и зависимость Самосознания» в журнале Mesures.)

Господство рождается в Борьбе на смерть за «признание» (anerkennen). Два противника ставят перед собою равным образом человеческую цель (не животную, не биологическую): быть «признанным» в своей человеческой реальности, в своем достоинстве человека. Будущий Господин выдерживает проверку Борьбы и Риска, тогда как будущий Раб не сумел перебороть свой страх (животный страх смерти). Он уступает, он признает себя побежденным, признает превосходство победителя и подчиняется ему как Раб своему Господину. Так рождается абсолютная Власть Господина над Рабом.

Итак, Господин преодолевает в себе животное (проявляющееся в инстинкте самосохранения) и подчиняет его тому, что является у него специфически человеческим (это человеческое начало проявляется в желании «признания», в «тщеславии», которое лишено всякой биологической, «витальной» ценности). Напротив, Раб подчиняет человеческое природному, животному началу. Можно сказать, что Власть Господина над Рабом аналогична Власти человека над животным или над Природой вообще – с тем отличием, что «животное» осознает свою неполноценность и свободно ее принимает. Вот почему имеется Власть: Раб сознательно и добровольно отрекается от возможности противостоять действиям Господина; он знает, что такая реакция несет риск его жизни, а он этот риск не желает принимать.

Тем самым теория Гегеля выступает как теория Власти. Она объясняет, почему эта Власть имеет вид Господства над Рабом. Она хорошо передает данный (чистый) тип Власти, но не годится для других типов.

Так, она не передает Власти Вождя. Господин не только располагает Властью над Рабом (в качестве Господина в собственном смысле слова); он может обладать также Властью над другими Господами (как их Вождь). Иначе говоря, теория Гегеля не учитывает факта существования Власти Вождя среди социально равных людей. Она еще менее применима в случаях Власти Отца или Судьи – начало Борьбы или Риска в этих случаях вообще отсутствует.

Напротив, гегелевская теория объясняет родство случая Власти Господина и тех случаев, которые мы обозначили как «варианты» этого последнего. Несмотря на то, что Власть Высокородного, Военного, Мужчины и Победителя имеют смешанную природу, следует заметить, что преобладающим и основополагающим для них является Господство, опирающееся на Риск. Это очевидно, когда речь идет о господстве Военного над Штатским, Победителя над Побежденным. Но столь же неоспоримо то, что господство дворянина имеет военные истоки, тогда как простолюдин в войне не участвовал. Наконец, по той же причине устанавливается Власть Мужчины над Женщиной.

Перейдем теперь к теории Аристотеля. Она также предстает как теория Господства, но в действительности она имеет в виду совсем иной тип Власти.

По Аристотелю, Господин имеет право не Власть над Рабом потому, что он способен предвидеть, тогда как Раб способен лишь к регистрации своих непосредственных потребностей и направляется только ими. Если угодно, эта Власть «разумного» над «животным», «цивилизованного» над «варваром», «муравья» над «стрекозой», «зрячего» над «слепым». (Это и Власть отдающего приказ над тем, кто его исполняет).

Тот, кто отдает себе отчет в том, что он видит хуже и не столь далеко, как другой, с легкостью уступает ему право вести и направлять. Тем самым он сознательно отказывается от возможной реакции; он подчиняется действиям другого без оппозиции, без протеста, без обсуждения, даже без всяких вопросов – он «слепо» следует за другим.

Власть тут предполагается, но эта теория не имеет ничего общего с Властью Господина, которая хорошо объясняется теорией Гегеля. Теория Аристотеля применима в случае Власти Вождя – это теория Власти тех, кого именуют dux, Duce, Fuerer, leader и т.п.

Возьмем знакомый всем пример: группа подростков собралась поиграть, один из них предлагает отправиться в соседний сад воровать яблоки. Он тут же становится главой этой шайки, поскольку видит дальше других, поскольку это он замыслил проект, а прочие не шли дальше уровня непосредственных впечатлений. Можно предположить, что первые «истинные» вожди появлялись точно так же: группа «Господ», «благородных разбойников» собиралась вокруг Вождя, предлагавшего план набега; он получал абсолютную Власть на время, пока длилось исполнение его проекта – он становился «диктатором», «царем» (см., например, спонтанное возникновение Власти Вождя в Анабазисе Ксенофонта).

Примечание. Мы говорим здесь о Вожде отряда, а не о главе государства, Власть которого обладает смешанным характером (Вождь – лишь один из его элементов). К этому мы еще вернемся. Скажем пока что только следующее: социологи установили, что государство обычно рождается там, где отряд завоевателей, «Господ», утверждается в завоеванной ими стране, более или менее поработив ее аборигенов. Побежденные делаются «подданными» победителей, которые обретают над первыми Власть Господина. Вождь победителей делается первым Главой (по отношению к «равным», к Господам) и Господином (по отношению к своим «подданным», Рабам, побежденным). Он в одно и то же время выступает и как Вождь, и ка Господин, а тем самым является Главой государства, Сувереном, «Царем», «Диктатором». Разумеется, он предстает не только как Вождь и Господин, поскольку может располагать также Властью Отца и Судьи.

Теория Аристотеля хорошо передает Власть Вождя группы, она позволяет прояснить родство этой Власти с тем, что мы назвали «вариациями». Скажем, когда речь идет о Власти Вышестоящего над Нижестоящим. Директор или Офицер видят дальше, чем Служащий или Солдат. Первые предвидят будущее, составляют планы и проекты, тогда как вторым даны лишь непосредственные потребности сегодняшнего дня. Даже если Вышестоящие просто передают пришедшие сверху приказы, они знакомятся с ними раньше Нижестоящих и пользуются такого рода предвосхищением.

То же самое можно сказать о Власти Учителя над Учеником: ученик воздерживается от реакций на действия учителя, поскольку считает, что учитель уже пребывает там, куда он придет лишь со временем – он впереди него.

Сходные замечания можно было бы сделать по поводу Власти Ученого, Техника и т.п. лиц. Они видят глубину вещей там, где непосвященный наблюдает лишь поверхность. Следовательно, они видят лучше, шире, глубже, а потому способны предвидеть события, что и укрепляло (даже создавало) Власть ученых.

Наконец, Власть Прорицателя, Пророка, Оракула и т.п. дает самый яркий пример Власти в согласии с теорией Аристотеля – не подлежащая сомнению Власть Прорицателя (Оракула) есть чистый случай Власти Вождя.

Напротив, теория Аристотеля не годится для передачи Власти Господина над Рабом, что очень хорошо показал Гегель. И она не имеет ничего общего с Властью Отца и Судьи.

Конечно, Отец семьи может быть в то же самое время Вождем отряда (если семья таковым является). Однако эта Власть Вождя не имеет ничего общего с той Властью, которой она располагает как Отец, а она отличается и от Власти учителя над Учеником.

Власть Отца вообще не зависит от личной годности, как то наблюдается во всех (чистых) случаях Власти Вождя, равно как и в смешанных случаях, где преобладает или просто примешивается начало «Вождя».

Что касается Судьи, то его Власть также не имеет ничего общего с проектом, предвидением или предсказанием. Он ничего не предлагает, он просто «судит» то, что есть.

Власть судьи покоится не на том, что он лучше знает законы, но на его «справедливости».

Теория Платона, а не Аристотеля пригодна для «чистых» случаев Власти Судьи. Рассмотрим поэтому платоновскую теорию Власти.

Для Платона всякая Власть является — или, по крайней мере, должна быть — основанной на Справедливости. Все прочие формы Власти незаконны.

На практике это означает, что они не стабильны, не длительны, являются преходящими, эфемерными, случайными. Они выступают как примеры псевдо-власти. Всякая васть, не опирающаяся на Справедливость, не является и Властью в собственном смысле слова. Она держится только силой («террором»). А это — шаткое основание.

В своей исключительности эта теория является несомненно ложной.

Как таковая, Власть Господина или Вождя не имеет ничего общего со Справедливостью. Власть Отца также независима от того, насколько она воплощает (или не воплощает) Справедливость. Достаточно указать на конфликты между сыновним послушанием и чувством справедливости. Приказ Отца может беспрекословно выполняться (без «реакции»), даже если он противоположен тому, что сын считает справедливым. Само собой разумеется, нечто подобное мы можем обнаружить в случаях Господина и Вождя.

Правда, уже само наличие конфликтов подтверждает то, что Справедливость может образовывать Власть sui generis, способную противостоять Власти Господина, Вождя, Отца или даже ее уничтожать. (Примеры этого многочисленны и хорошо известнв — нет смысла их приводить.)

Справедливость может тем самым служить основой Власти sui generis, и Платон ошибался лишь в том, что отрицал независимое существование трех других типов Власти.

Вспомним легенду (приводимую Геродотом) относительно монархии у мидийцев. Они жили в анархии (естественном состоянии, как сказали бы позже), в царстве абсолютной несправедливости (bellum omnium contra omnes Гоббса). Один из них начал практиковать справедливость, амбициозно стремясь к власти. Прочие стали бращаться к нему, дабы он разбирал их споры, поскольку считался уважаемым арбитром. Клиенты сделались слишком многочисленными, он отказался всех их принимать, говоря, что ему нужно заниматься и собственными делами. Тогда мидийцы провозгласили его царем, чтобы освободить его от личных хлопот. Сделавшись царем, он потребовал стражу для укрепления его власти. Получив таковую, он продолжал судить по справедливости, но добавил к ней и суровость, преследуя виновных даже тогда, когда никто его об этом не просил. (Иначе говоря, из арбитра он превратился в судью и прокурора.)

Конечно, это просто легенда. Но она не противоречит психологии тех, кто основывает власть и абсолютный авторитет на одной лишь справедливости. А так как для существования Власти достаточно ее признания, в принципе, возможна ситуация, когда Власть Справедливости становится тотальной и абсолютной Властью, каковую имел в виду Платон.

Безусловно, политическая власть редко имеет основу в Справедливости: если это начало и вмешивается, то он всегда сопровождается иными (Властью Вождя, Господина или Отца); более того, они чаще преобладают. Тем не менее Справедливость может быть одним из элементов тотальной Власти. Итак, существует чистый и не сводимый к другим тпип Власти, который можно назвать Властью Судьи.

Действительно, Власть Судьи не объяснить наче, чем с помощью теории Платона. Очевидно и то, что принцип Права или Справедливости входит в число тех типов Власти, которые мы перечисляли как вариации «чистого» типа Власти Судьи.

Разумеется, Судья является на деле служащим, который зависит от политической власти, т.е. от государства — оно предполагается (ср. С той же легендой Геродота). Чтобы быть поистине Судьей, нужно пираться на силу и применять признанные государством законы. Иначе говоря, его власть является составной, а его авторитет с необходимостью предполагает и другие, чем Справедливость, элементы (скажем, Власть Вождя). Тем не менее личный авторитет Судьи связан с его «справедливостью», а потому мы имеем чистый тип Власти.

Легко это увидеть по варианту Арбитра (это даже не вариант, а сам чистый тип — Власть Судьи можно точно также считать вариантом Власти Арбитра).

Если нет реакции на акты («решения») Арбитра (свободно избранного), то связано это с его беспристрастностью, т.е. именно с тем, что он является, так сказать, воплощенной Справедливостью.

Точно так эе несомненным авторитетом обладает «справедливый» или «честный человек» — даже если он не выполняет функции Арбитра.

Вообще говоря, potentia безпристрастности, объективности, незаинтересованности и т.п. всякий раз порождает Власть (скажем, Контролера, Цензора и т.п.), что необъяснимо без учета начала, которое мы назвали Властью Судьи. Это начало несомненно присутствует и во власти Исповедника.

Три рассмотренных теории соответствуют трем различным и несводимым типам Власти. Остается четвертый чистый тип — Власти Отца над своими детьми остается и четвертая теория,а именно схоластическая или теологическая (теократическая) теория Власти.

Естественно предположить, что эта теория — в принципе, столь же универсальная — соответствует в действительности только четвертому типу Власти, подобно тому, как другие теории соответствуют своему типу.

Сближение теологической теории и Власти Отца кажется, на первый взгляд, искусственном. Заметим, однако, что богословская теория, согласно которой всякая истинноая и законная Власть (отличаемая от простой силы) приходит от Бога и является лишь передачей божественной Власти (человеческой, в действительности — политической, Главы государства) наследственным путем.

А в случае Власти Отца наследственность естественными образом предполагается: эта Власть основывается на отношениях между родителями и детьми. Естественно предположить, что Власть переходит от Отца к Сыну как наследство (а он, в свою очередь, становится Отцом вместе со смертью собственного Отца).

С учетом того, что для схоластической теории всякая (человеческая) Власть, по существу, является божественной, то для разбора этой теории следует рассмотреть, как понимается в ней эта абсолютная Власть Бога.

Если Бог есть воплощение summum Власти, то нет ничего удивительного в том, что в теологической теории мы найдем все четыре перечисленныъ нами типа. Бог для человека выступает как «Господин», как «Господь»: Власть Господина представляет собой интегрирующее начало в глобальной божественной Власти. Но Бог равным образом является и «Вождем», «Dux воинов», «leader», ведущий народ свой, заранее зная его судьбы. Так что начало Вождя также входит в божественную Власть.

В то же самое время «божественная Спрпведливость» является религиозной категорией первостепенной важности — Бог всегда воспринимается как высший судия людей, как суверенное воплощение Правды и Справедливости; божественная Власть включает в себя начало судебной Власти.

Однако у нас уже имеются три теории, выявляющие три чистых типа Власти. Схоластическая теория интересует нас лишь постольку, поскольку она передает последни чистый тип Власти, а именно Власти Отца. Глобальная божественная Власть действительно предполагает этот последний тип Власти: Бог есть «Отче наш» («Ты же еси на небеси»). Богословская теория должна передавать то, что мы назвали Властью Отца, то что не передают другие три теории.

Примечание. Итак мы видели, что божественная Власть отличается от человеческой тем, что она не предполагает никакого «риска», поскольку никакая негативная реакция на действия Бого совершенно невозможна. В случае Власти Судьи это не вызывает никаких неудобств, так как божественный суд является непогрешимым. То же самое можно сказать о его Власти как Вождя: она всегда выступает как Власть, а не просто как сила, ибо Бог является и всезнающим. Однако, ситуация меняется, когда речь идет о его Власти как Гсподина: божественное всемогущество есть, в конечном счете просто сублимированная форма грубой силы. Мы уже видели, что Власть Господина (отличаемая от его «могущества», «мощи», выводимой из его «силы») обосновывается исключительно Риском, на который он идет в борьбе не на жизнь, а на смерть. Ничего подобного нет в случае Бога. Теологическая теория поэтому никак не передает случай чистой власти Господина. Это более или менее осознавали сами схоласты, если учесть общую для них тенденцию затушевывать начало «Господина» и выводить, на первый план начало «Отца». Что же касается Бога-Любви, то он ничего не имеет общего с Властью в собственном смысле слова. Этот аспект Бога побуждает людей действовать спонатанно — как Любовь, как любимый и любящий, он отрекается от своей Власти. (См. сказанное выше о родстве между Любовью и Властью).

Понятие «Бога-Отца» обрело свою значимость с того момента, когда Бог стал пониматься как Творец Мира и человека (т.е. в иудео-христианской и исламской теологии). Когда схоластическая теория объясняет или «обосновывает» божественную Власть понятием «Бога-Отца», она в действительности ссылается на идею Творения. Бог является «Отцом» людей, поскольку он их действительно «породил», «сотворил» (ex nihilo): он выступает как их причина (формальная). Но следствие не может «отрицать» свою причину: если причина воздействует на следствие (производя его), то следствие на причину реагировать не может. По мере того как люди осознавали, что они суть творения Бога, они оставляли тщетную иллюзию относительно возможной реакции на божественные действия: они «признавали» божественную Власть, которая будучи властью (а не просто «мощью», «силой»), заключается именно в том, что она «признана» (т.е. сознательно и добровольно отставлены на нее «реакции»).

Это «оправдание» Власти отношением «причины» и «следствия» не имеют ничего общего с «оправданиями», которые указывали бы на «риск» и «справедливость». Так что мы имеем дело с теорией, которая отличается от трех предществующих. В то же самое время очевидно, что она применима лишь к Власти Отца, но не Власти Вождя, Господина или Судьи.

Тем не менее схоластическая теория пытается истолковать вообще все целое божественной Власти как Власть Отца (Творца, «Причины»).

Примечание. Так называемое «космологическое» доказательство бытия Бога представляет собой метафизическое «оправдание» или объяснение божественной Власти, сводимой к Власти Отца («Причины»). Так называемое «онтологическое» доказательство является попыткой онтологического анализа все той же Власти Отца-Причины. Так называемое «физико-теологическое» доказательства оправдывает божественную Власть в виде Власти Вождя.

В то же самое время данная теория сводит любую человеческую Власть к божественной. Она склонна истолковывать всякую Власть (человеческую) как вариант Власти Отца. (Отсюда ее склонность подчеркиват «отцовское» начало политических властей).

Ведь Власть Отца есть владычество причины над следствием. Причина же, по определению, переносит свою «сущность» (или свою «потенцию») на следствие. А потому совершенно естественным выглядит признание принципа наследования в передаче Власти Отца («Причины»). Так теологическая теория Власти становится теорией наследственной Монархии.

Конечно, понятие Бога-творца является специфически иудео-христианским, даже схоластическим. Однако любая теология, а тем самым и любая теологическая теория Власти содержит аналогичные идее творения понятия. Бог всегда является более или менее охраняющим божеством: он выступет как своего рода «причина» для социальной или политической группы, которая «признает» его Власть. Именно им обеспечивается непрерывность («филиация»), т.е. единство группы, фиксируется ее «личина», ее «индивидуальность» (отличная от других), определяется ее происхождение. Отсюда проистекает «традиционный» характер божества и божественного (священного):

Бог всякий раз есть Бог предков («Бог Авраама, Исаака и Иакова»). Отсюда и божественный, (священный) характер вской «традиции»: прошлое, которое детерминирует настоящее, возводится, в конечном счете, к своему божественному истоку.

Поэтому можно сказать, что схоластическая теория рассматривает не только Власть Отца в сосбстенном смысле слова, но и «чистый» тип Власти Отца вообще, равно как и те типы («выводные» или «смешанные»), которые мы перечислили как «варианты». Тем самым мы можем поставить эту теорию рядом с тремя другими, хотя и лишив ее тео-логического характера. Иначе говоря, не возводя все «причины» к некой последней божественной причине, мы можем сказать, что Власть Отца (как и ее «варианты») объясняются в конечном счете фактом (реальным или предполагаемым) невозможности (точнее, сознательным и добровольным отказом) всякой «реакции» со стороны «следствия» на действие «причины».

Все это ясно в «чистом» случае Власти Отца.

Если же взять «вариант» Власти Старца над Молодыми, то и здесь мы найдем (наряду с другими элементами) понятие «отцовства» или «причины» — в понятии «поколения», «коллективного» отцовства, где поколение стариков («старшее поколение») представляет собой поколение отцов молодых людей («младшее поколение»). То же самое можно сказать о Власти Традиции и ее носителей.

Последние являются, будучи старшими не только «материальными» (физическими) отцами сегодняшних людей; как представители Традиции, они «духовные отцы», воплощения той «причины», которая сделала нынешних людей такими, каковыми они являются. Именно такая «причина», детерминирующая данную социальную, политическую, культурную реальность,

Традиция уже сама по себе обладает Властью: мы добровольно и сознательно отказываемся «реагировать» на нее, поскольку такая «реакция» была бы реакцией против нас самих, своего рода самоубийством.

С этой точки зрения, Власть Смерти объясняется тем обстоятельством, что смерть является еще в большей степени является «причиной» нежели жизнь («причина» обычно исчезает, произведя свое «следствие», и существует лишь в последнем.

Но самым чистым случаем Власти Отца, понятым как власть «причины» над «следствием», можно считать Власть Автора (в самом широком смысле слова) над своим Творением. (Например, Власть «главы школы», будь она литературной, художественной или какой- нибудь иной; Власть основателя колонии и т.п.)

Александр Кожев. Понятие власти

Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com


?

Log in