das_foland


"Откуда я пришел, не знаю..."


Previous Entry Share Next Entry
От чего мы ушли и к чему пришли в 2017 году?
das_foland
Оригинал взят у danila_uskov в От чего мы ушли и к чему пришли в 2017 году?


100 лет назад свершилась Великая Октябрьская революция. Почему? Отбросим всякие совсем несостоятельные и заведомо бредовые версии, будто ее совершила шайка смутьянов, евреев и бог знает еще кого. Не будем говорить и о, хотя и важных, но не имеющих решающего значения, причинах, называемых объективными: индустриальная отсталость России, нерешенность вопросов о земле и мире, участие в первой мировой войне не понятно по каким причинам и многое другое… Все эти объективные причины важны, о них говорят, но мало говорят о более серьезных и определяющих вещах. Но все же говорят и о них.

Алексис Токвиль.


Французский исследователь Великой французской революции Алексис Токвиль утверждал, что причины Французской революции необходимо искать в предшествующей эпохе. А именно, он указывал на, так называемою, «галантную эпоху», начавшуюся после смерти Людовика XIV. Эта эпоха, нужно сказать, сильно походила на сегодняшнюю. Одной из главных определяющих ее черт был гедонизм. Так же в «галантную эпоху» шло массовое разложение верхушки общества, и его «маразматизация». Именно это состояние, не побоюсь этого слова, духа, стало главной предпосылкой Французской революции. Да, поднимался новый класс буржуазии – ну и что? Мало ли что поднимается? Если элита находиться не в «маразме» и крепко «держит вожжи», то поднимайся не поднимайся, а итог будет один… А еще, «подниматься» нужно уметь. Вон сколько Рим пережил подобных подъемов-восстаний, ну и что они смогли? Так, что для успеха революции, ее необходимо определенное качество субъекта, который ее совершает, его определенная состоятельность. В противном случае «верхи» никакой революции не допустят. Для состоятельности революции нужны не столь очевидные и я бы даже сказал, загадочные условия. А что про эти «условия» говорили «классики»?

«Верхи не могут низы не хотят» или точнее: «Лишь тогда, когда „низы“ не хотят старого и когда „верхи“ не могут по-старому, лишь тогда революция может победить» - формулировал Ленин едва ли не главное условие, при котором революция может победить, в своей работе «Маевка революционного пролетариата» (1913 года). А чего это низы «не хотят старого», а, главное, «верхи не могут по-старому»? Что случилось? Это ведь коллективное «не могу» и «не хочу» чем-то порождены? И это «чем-то» никак не получиться уложить только в объективные предпосылки. Голодно? Нет свободы? Отсутствуют социальные лифты? Нет земли? Ну и что? Но в какой-то момент все эти факторы и другие, порождают в обществе то, что называется словом «несправедливость». При чем эту «несправедливость», хотя и с разных точек зрения, начинают ощущать и «верхи», и «низы». «Низы» начинают понимать, что «так жить дальше нельзя», а «верхи» понимают, что почва начинает уходить из-под ног. Все вместе это может быть выражено словом «исчерпание», порождающие и «маразмы» и многое другое. И вот тогда наступает революция. Важно подчеркнуть, что «несправедливость» появляется не по причине голода, эксплуатации и прочего, самих по себе, а имеет куда более загадочную природу. Мало ли кого морили голодом и эксплуатировали? Всегда ли это вызывало массовое чувство «несправедливости»? Нет не всегда.

Владислав Якимович Гросул


А что было в России? Историк Владислав Якимович Гросул, на лекции которого мне посчастливилось побывать, занимался очень интересными подсчетами. Вкратце результаты их таковы. Во времена декабристов, то есть в начале 19 века, всех революционеров в России насчитывалось порядка 1000 человек. Я подчеркиваю, ВСЕХ революционеров, вне зависимости от идеологии, классовой, национальной и иных принадлежностей. То есть речь идет о людях, которые сказали существующему тогда миропорядку в России твердое «нет» и не важно, как именно они это понимали и формулировали. Напомню, что в те времена такое «нет» оплачивалось не массовой гульбой на митингах, надеванием различных ленточек и забрасыванием кроссовок на провода, как это было показано в популярном фильме о политических технологиях манипуляции общественным сознанием «Хвост виляет собакой», а каторгами и часто казнями. Так что, речь идет о настоящих революционерах, а не о современных… даже не знаю, как их и назвать…
К 60-ым годам 19 века таковых «настоящих» революционеров, сказавших свое твердое «нет» существующему в России порядку вещей, было уже порядка 25-26 тысяч. А к 1905 году и далее, счет идет уже о миллионах. Владислав Якимович подчеркивает, что если в первый период революционеров можно подсчитать с точностью почти до человека и его подсчеты сходятся плюс минус 1-2 человека с аналогичными подсчетами коллег, то применительно к 60-ым годам 19-ого столетия, точность серьезно падает. А сколько ни будь точно подсчитать количество революционеров к началу 20-ого века вообще не представляется возможным. Ясно только, что речь идет о миллионах. Гросул так же обращает внимание на то, что никакие социологические критерии не срабатывают. Революционерами во все три периода подсчетов, становились люди вне зависимости от своей национальной, классовой, имущественной и прочих принадлежностей. Ими становились и дворяне, и крестьяне, и купцы и, разумеется, интеллигенция. Конечно кого-то было больше, а кого-то меньше, так как эти разные страты тогдашнего Российского общества, имели очень различный объем. Но увидеть, какую либо, увязку, связанную с принадлежностью, вряд ли возможно. Кроме разве что одной – это были люди, считавшие себя частью России и русской культуры, даже если они, в какой-то момент, ориентировались на Запад.

Так что же посчитал Владислав Якимович? Точнее, что он замерил? На этот вопрос очень сложно дать ответ, но я рискну сказать, что он замерил уровень чувства «несправедливости». А еще, из суммы подсчетов Гросула, соображений Алексиса Токвиля и многих других, мы должны сделать следующие выводы: революционная ситуация действительно «созревает» в предшествующую революции эпоху; она созревает не за 5 лет и не за 10, а минимум лет за 100, если не больше; что это нечто не впрямую, а более сложным не очевидным образом связано с «объективными» причинами (эксплуатация, голод, болезни и т.п); что оно носит характер, который можно условно назвать «субъективным» (если мы конечно можем называть процессы такого масштаба «субъективными»…); и, наконец, предшествующее революции время, характеризуется такими явлениями, трудно поддающимися объективному схватыванию, как «исчерпанность», «маразматизация» и конечно «несправедливость». Все эти явления, в начале предреволюционной эпохи, находятся еще в зачаточном состоянии. Разве мы можем назвать времена правления Александра первого или, например, третьего, временем декаданса, исчерпанности, тотальной несправедливости, хотя несправедливость в более обычном смысле слова конечно же присутствует при любом правлении? Но, незадолго до революции, «несправедливость» и «маразм» скапливаются, концентрируются и приводят к обрушению старого строя. Нам тут пока не важно, как именно приводят, главное, что приводят.

Но это я описал «естественный» (если тут в полной мере применимо это слово), а главное «исторический» процесс – накапливается чувство «несправедливости», оно начинает охватывать все слои общества, и в итоге наступает ситуация, когда «Верхи не могут низы не хотят» и происходит революция. Но есть и другой параллельный процесс.

Молодежь сегодня часто употребляет слово «бомбит». Мол, меня что-то «бомбит» и так далее. А когда «бомбит», то очень хочется выпустить нечто наружу. Разумеется, в революционной стихии всегда присутствует и этот элемент, но всегда главный вопрос состоит в том, какой элемент главный и по какому руслу направляется народная стихия: по руслу оскорбленного «чувства справедливости» или удовлетворения вот этого самого «бомбит». Если революция идет под знаменами справедливости, как бы ее не понимали, то это - революция, если же под знаменами «бомбит», то это не революция, а карнавал, она же майдан, оранжевая революция, перестройка…
Это «бомбит», не связано ни с чувством справедливости ни с тем, что «классик» выразил словами: «буря бы грянула что ли?». Эту штуковину вообще едва ли учитывали «классики», ибо они жили и творили в истории, сколь бы по-разному они ее не ощущали, а не в пост-историческом безвремении.

А еще, классическая культура с трудом схватывает подобные вещи, так как она исторична, а «бомбит» - носит фундаментально контр-исторический характер. Но это прекрасно схватывают контр-исторические субъекты, одним из которых был без сомненья главный наш отечественный теоретик карнавала – Бахтин. А схватив это, далее начинают создавать политтехнологии определенного контр-пост-исторического рода. Как это выглядит на практике?

Посмотрите фотографии с митингов, например, Навального и фотографии и съемки времен Октябрьской революции 1917 года. Вы увидите принципиально различные лица, настрой, энергетику и многое другое. Человек с задетым чувством несправедливости не станет участвовать в карнавале и забрасывании кроссовок на провода, это для него предельно чуждо, а вот тот, у кого «бомбит», - только этому и рад. Наверное, на митингах Навального и на «Болотной» были люди, с по-настоящему оскорбленным чувством справедливости, но общий вектор задавали не они. В чем главная политическая ценность карнавальной стихии и в чем ее отличие от стихии революции? Главная черта заключается в том, что карнавал бесконечно манипулируем и главной настоящей целью его участников является стремление удовлетворить, принципиально не удовлетворяемое чувство «когда бомбит». А революционные массы хотя и могут быть обмануты, но сделать это гораздо сложнее и делается это с помощью совсем иных технологий. И понятно почему. У того, у кого «бомбит» нет цели, они так прямо об этом и говорят. Главное «Мишку сбросить», «Путина», кого угодно еще. Позитивной программы нет по столь же принципиальным причинам. На этом построена вся политическая агитация «бомбящих» идеологов цветных революций. Целеполагание у таких карнавальных «революций» будет всегда размещаться не у митингующих и даже их вожаков, а у кураторов. Вместо целеполагания у участников карнавала есть только стремление к удовлетворению собственного индивидуального чувства «бомбит» и солидарности с такими же как он. При чем именно солидарности, не путать с «солидарностью трудящихся», а не единения, чувства другого человека, ощущения общей цели, ибо нет никакой общей цели… Ну и конечно у тех у кого «бомбит» нет никаких требований, что прекрасно и наглядно демонстрируют те, кто ими манипулирует, бесконечное количество раз подменяя повестку митингов. Начинают, например, все с «честных выборов», а заканчивают, «продлением срока действующего президента Медведева», «конституционным совещанием с Чубайсом в первых рядах» и поддержкой всего этого радикальными исламистами из «Хизбут-Тахрир» (Если кто не в курсе, Удальцов в 2011-2012 годах говорил о союзе против власти с этой террористической организацией).

Понимаете, человек у которого дети плачут от голода не станет участвовать в карнавале и забрасывать кроссовки на провода. Он другую энергию принесет, требующую иных политических решений. Поэтому, совершенно открыто участники цветных революций отмежовываются от людей, требующих справедливости, заявляя, что они «норковые». Но в то же время они готовы, разумеется, взять их в качестве «массовки» и активно работают на вовлечение в свое карнавальное действо настоящего социального протеста, да бы он там был растворен.
Но я уже изрядно отвлекся… Мне тут нужно было только показать, что революция и «перестройка» - две вещи фундаментально различные и несовместные. И я возвращаюсь к изложению.

Что называется почувствуйте разницу!
Современные "революционеры"


и их, так сказать, концептуальное послание "городу и миру"

А вот настоящие революционеры

Обратим, так же внимание на лозунги, и спросим себя, могли ли современные "революционеры" нечто подобное написать...


И так, сто лет назад у нас была эта вот предреволюционная ситуация, маразма, декаданса, исчерпанности, порождающая фундаментальное чувство несправедливости. Она была преодолена большевиками, которые построили красную империю СССР. В нем, тоже начало нечто накапливаться… Однако «перестройка» прекратила существование СССР и вот уже с 2010-2011 годов говорят о «перестройке 2», то есть о «карнавале 2», который должен снести остатки государственности. Таким образом мы сегодня стоим на траектории не истории и революции, а траектории анти-истории и победы маразма и карнавала. Большевики 100 лет назад это преодолели, мы же сегодня, грохнув результаты этого преодоления в виде державы СССР, вот-вот устремимся дальше по нисходящей путь по которой выстлала первая «перестройка».

Хорошо ли когда накапливается чувство несправедливости? Скажут: «плохо»! И я с этим соглашусь, но с одной оговоркой, согласно которой, если объективно несправедливость (эксплуатация, обнищание, десоциализация широких слоев и п.р) нарастает, а чувство несправедливости – нет, то это еще хуже. Это как если больной организм перестает бороться и вырабатывать антитела. Плохо ли когда температура? Конечно! Но если человек болеет без температуры, то это еще хуже… А когда вместо поднятия температуры, то бишь уязвленного чувства справедливости, поднимется то, что молодежь называет словом «бомбит», то тогда дело обстоит еще хуже. А ведь именно это сегодня и происходит в купе с еще одним отягчающим обстоятельством.

В то время как по всем опросам не менее 80% наших сограждан в той или иной степени позитивно относятся к СССР, лицо номер один, которому скоро идти на выборы, совместно с антисоветчиками устанавливает «Стену плача»… Давайте посмотрим на наше общество как на систему. Какой образ наиболее емко отражает происходящее?

В верху Путин выкидывает этот фортель. Меня совершенно тут не интересует, что он там: «балансирует», не может, да и не хочет избавиться рот Чубайса. Что последние 25 лет мы живем в элитном антисоветском консенсусе и прочее… Я про систему.

Внизу же мы видим: Удальцов выходит из тюрьмы и сообщает, что брал деньги у Торгамадзе, не зная у кого он их берет, но собирается продолжить в том же духе… Навальный в интервью Собчак заявляет (и тут офигела даже Собчак!), что критерии политического спектра (левое и правое) в России не работают и он де не левый и не правый, а этакий реалист, борющийся с коррупцией… Сдавший Славянск белогвардеец-власовец Стрелков, сначала приходит на съезд «Коммунистов России», а потом ведет переговоры с КПРФ о будущих президентских выборах (материал на эту тему, в частности можно посмотреть тут https://www.nakanune.ru/articles/113396/)... Поклонская развлекает общественность страстями по Матильде… Собчак собралась в президенты и параллельно заявляет, что Крым присоединен не законно, а санкции Запада против России справедливы… Одним из политтехнологов Собчак стал Белковский, заявивший в 2014 году, что ядерный флот США должен ударить по Севастополю из Бахрейна… В президенты намылилась и Катя Гордон… Это что все такое? Это маразм! Последние времена… Общество на это должным образом не реагирует, то бишь температура и выработка здоровых антител не усиливается… Реагировало бы оно, не было бы всего этого карнавала… Да, и, увы, нужно ли мне доказывать, что многие люди ходят на собрания, организованные в поддержку всех вышеперечисленных персонажей? Что многие поддерживают кого-либо из них?

В итоге мы внизу имеем шизо-политику за гранью психической, а не только политической, вменяемости, не возможную не только даже в современных небезусловных США или Франции, но и в Зимбабве. Эта шизо-политика поддерживается существенной активной частью нашего общества, в которой представлены и либералы (Собчак и ко), и консерваторы (Поклонская), и патриоты (Стрелков КПРФ и другие), и левые (Удальцов и его Левый Фронт). Вам маразм на какой манер больше нравиться? На патриотический? На либеральный? На коммунистический? Левый? Меню полностью предоставляет весь спектр «услуг»… А над этим всем, в преддверии выборов, в обстановке когда на него лично и на страну, всерьез ополчилась держава номер один, возвышается Владимир Владимирович Путин со своим элитно-властным маразмом, воплощенным в «Стене плача».

Стена плача в Москве жертвам политических репрессий. Разумеется какие бы то ни было цифры отсутствуют, так как нужно эмоциональное воздействие... Открывают: Патриарх Кирилл (нашел время) правозащитник и идиот Лукин ну и сходящий с политического ума Путин


Ну и какой образ, характеризующий Российскую политическую систему, мы должны увидеть?
Ясно какой. Ровно тот же, что и в 1917 году - Активно подогреваемая кастрюля с варевом, на которой плотно завинчена крышка. Ну так она и рванула… Но только есть существенные отличия в худшую для нас сегодня с вами и России сторону. Тогда в этой кастрюли выварились, кроме всего прочего, большевики и оскорбленное чувство справедливости, а сегодня вываривается только это «кроме всего прочего» - то есть то, что просто «бомбит»…

Значит ли это, что непременно будет революция или перестройка? Нет. Есть еще третий вариант. Революцию делать пока мало есть из чего. Перестройщики хоть и накачены всеми возможностями державы номер один, а также возможностями некоторых кремлевских башен, но то же не факт, что им удастся устроить предсмертную судорогу по ускоренному варианту, с последующей оккупацией. Скорее всего будет, как в знаменитом юмористическом и грустном монологе Александра Иванова «Красная Пашечка», - омон «с явными признаками рахита», подавит «тех, у кого бомбит», так как он, хотя и «с признаками рахита», но все же представляет все еще огромную систему. Старческие дряхлеющие руки и ум, которым иногда за 80-сят, создадут изделие, которое убедит врага, что пока что, Россию трогать не надо. Народ вздохнув, стерпит глумление над собой и власти, и оппозиции и проголосует за меньшее из зол. Может быть даже уважаемый в народе министр обороны Шойгу выйдет, для политического приличия, из попечительского совета столь нелюбимого народом и одиозного «Ельцин центра»… Может даже Путин престанет поджимать хвост», превращаясь из политического Отелло непонятно во что, отвечая на очередной вопрос: «Когда вы посадите Чубайса?» и скажет что ни будь более приличествующее его месту главы страны… Может быть Мединский с Ивановым не будут вешать памятники фашистским оккупантам, возглавлявшим блокаду города, в котором вывешивается мемориал, в стране, единственной скрепой в которой остается благодарность: «спасибо деду за победу», победившему этого самого оккупанта…. Но в итоге, Россия просто тихо умолкнет, уже на всегда, без кризисов и революций, ибо кризисы дают шанс на выздоровление, а при раке кризисов нет - только предсмертные судороги…

Так что, как мы видим, из всех трех вариантов предпочтителен первый – революционный переведший Россию с пути перестройки на путь революции, с пути деградации и маразма, на путь истории и справедливости. Сделать это можно мягко, во всяком случае пока, и совсем не по-большевистски, да и нет таких большевиков сегодня. Но если этого не сделать, то Россия умрет тем или иным способом. Так, что: Да здравствует Великая Октябрьская Социалистическая Революция! Ура! И всех с прошедшим праздником!




?

Log in

No account? Create an account